Спецподразделения армий мира

 
 
Специальное подразделения Родезии
«Selous Scouts»


Нашивка специального подразделения Родезии Selous Scouts   Война в Родезии (с 1980 г. - Республика Зимбабве) проходила в условиях, которые трудно назвать подходящими для создания чисто экспериментального армейского подразделения. Выживание, свое и своих товарищей, - вот что прежде всего заботило родезийских солдат и офицеров. Особенно это касается первой стадии длительной (1966-1980 гг.), не имевшей ни фронтов, ни правил войны в буше и саванне против чернокожих мятежников, пользовавшихся поддержкой стран соцлагеря, главным образом СССР и КНР Действительно, в начале войны силы и возможности родезийских войск были крайне ограничены, и у консервативного правительства белого меньшинства премьер-министра Яна Смита (кстати, летчика королевских ВВС Великобритании ж) время Второй мировой войны) элементарно не хватало людских, материальных и прочих ресурсов для патрулирования протянувшихся на тысячи миль границ Родезии и 150 тысяч квадратных миль ее глубинки.
    Впрочем, не было бы счастья, да несчастье помогло: именно хроническая нехватка всего и вся для нормального ведения контрповстанческой войны стала одной из главных причин проведения родезийцами смелых опытов и экспериментов (оказавшихся чрезвычайно успешными) в области военного строительства, тактики и стратегии. В ходе этого процесса возникло, среди прочего, не то чтобы абсолютно уникальное, но весьма эффективное подразделение боевых следопытов (ПБС) родезийской армии (по английски - Tracker Combat Unit, TCU), внесшее неоценимый вклад в защиту родной страны.

Эмблема спецподразделения Родезии - «Selous Scouts»
    Через этот отряд прошли понастоящему выдающиеся воины. Так, Андрэ Рабье и Аллан Франклин в 1973 году после службы в ПБС основали (вместе с Роном Рейд-Дэйли) другое новаторское подразделение: легендарный и смертельно опасный для всех врагов Родезии «Разведотряд имени Сел уса», «Selous Scouts».
    Брайан Робинсон в 1970-е годы возглавлял сперва родезийскую школу следопытов, а затем командовал специальной авиадесантной службой Родезии (САС) (основана в 1959-1961 гг. на базе состоявшего из родезийских добровольцев эскадрона «Си» британской САС, в конце 1940-х — начале 1950-х годов принимавшего участие в Малайской войне) именно в тот период, когда САС практически непрерывно участвовала в боевых действиях против террористов. Джо Конвэй, владелец фермы, на территории которой размещался учебный центр ПБС, был награжден за то, что захватил в плен четырех мятежников сразу, будучи вооруженным только штыком.
    «Ти-Си» Вудс, еще один выдающийся родезийский спецназовец и следопыт, выжил в подводной схватке с кровожадным крокодилом-людоедом, лишившись, однако, половины своей мошонки. Последний командир ПБС британец Дэвид Скотт-Донелан вошел в новейшую историю Родезии, ЮАР и Намибии как один из самых блестящих офицеров вооруженных сил этих стран.
    Эмигрировав в США, он открыл и по сей день возглавляет школу боевых следопытов в штате Невала.
    Итак, в ПБС служили закаленные ветераны, солдаты до мозга костей, без преувеличения крутые и бесстрашные парни, обладавшие и немалым боевым опытом, и здравым смыслом, и прочными навыками выживания в условиях дикой природы Африки.
    ПБС возникло лишь на остове теоретической концепции и крайней необходимости, и поэтому важным условием службы в нем была любовь к смелому новаторству и постоянным экспериментам.
    Испытывая серьезный дефицит в ресурсах, но никогда — в инициативности, изобретательности и стойкости, родезийцы, как пишет о них исследователь Джон Киган в монографии «Армии всего мира», «сражались с врагом на таком высоком профессиональном уровне, что их вклад в теорию и практику современной войны должен тщательно и серьезно изучаться в военных учебных заведениях по всему свету».
    Основной проблемой родезийцев во время войны 1966-1980 гг. стало ведение боевых действий против партизан на огромном пространстве с использованием при этом крайне малочисленных (по африканским меркам) армии и полиции.
    Патрулирование — важная форма тактических действий войск, однако в бескрайнем буше Юго-Восточной Африки оно являлось, по большому счету, бесполезным и очень неэффективным методом поиска, преследования и уничтожения противника. Если не везло либо не хватало качественной и своевременно поступившей развед информации, то, как правило, у правительственных сил не было и контакта с неприятелем, особенно если ему по тем или иным причинам оказывало поддержку местное население. Родезийские военнослужащие и полицейские: как белые, так и чернокожие, неизмеримо превосходили повстанцев по всем параметрам. Воевать с террористами было нетрудно, но только в том случае, если их удавалось втянуть в драку! Найти постоянно ускользающего и уклоняющегося от боя противника — вот что являлось самым трудным и самым важным делом для военных, и именно в этом заключена основная причина появления на свет подразделения боевых следопытов.
    В 1965-м, в год провозглашения независимости Родезии, армейское командование в Солсбери, предвидя скорое и неизбежное начало фажданской войны, решило заранее заняться решением связанной с этим обстоятельством фундаментальной проблемы охвата обширной территории и контроля над нею немногочисленными вооруженными силами в неблагоприятных климатических условиях тропической саванны, где жара порой превышает 45 градусов по Цельсию в тени. В ходе подготовки к войне началось, между прочим, и претворение в жизнь теоретического плана, тщательно разработанного бывшим охотником и егерем (рейнджером) Алланом Сэйвори, который, уйдя в отставку, стал известным в стране экологом. Долгие годы проведя в саванне и зная ее как свои пять пальцев, он несколькими годами ранее разработал очень результативную систему выслеживания и нейтрализации (в крайнем случае - уничтожения) вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских заповедниках, причем самолично участвовал в ее претворении в жизнь «в палевых условиях».
    И вот теперь Сэйвори предлагал поэкспериментировать с обученными и подготовленными к войне следопытами, которые должны были быстро реагировать на любой инцидент, связанный с действиями уже не браконьеров, а террористов, либо как минимум на их явное присутствие в определенной местности.
    Все мы неоднократно читали об искусных следопытах из разных стран мира. Русские казаки, сибирские таежники, американские индейцы не только ловко выслеживали добычу на охоте, но и постоянно воевали, а также помогали правительственным службам безопасности поддерживать законность и порядок. В австралийской полиции, например, с XIX века и до сих пор служат следопыты-аборигены, а британцы активно использовали следопытов из приинадлежащего к даякской этнической группе племени ибан во время войны против коммунистических террористов в Малайе (1947—1962 гг.). Даяки, между прочим, известные охотники за головами и, скажем осторожно, к середине XX века не вполне избавились от рудиментов ритуального каннибализма, что придавало весьма мрачный колорит и без того жестокой, кровопролитной и малоизвестной у нас Малайской войне.
    В данном же случае именно Сэйвори принадлежит бромная заслуга в том, что родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество террористов, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног являются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотников на двуногую дичь.
    Сэйвори был всегда убежден в том, что хороший солдат, твердо освоивший навыки тактическою маневра в бою, действий в засаде и в составе патруля, является превосходным человеческим материалом для превращения его еще и в квалифицированного следопыта - путем усиленной и очень специфической подготовки.

Тяжело в учении...

   Назначенный правительством руководить курсами но подготовке военных следопытов на основе опыта африканских охотников и проводников, Сэйвори отобрал курсантов для испытательной группы (всего 8 человек) из рядов родезийской САС: он считал, что именно командос в наибольшей степени обладают необходимым потенциалом, чтобы твердо усвоить его уроки жизни в саванне и джунглях.
    Все вместе они отправились в долину Сабье (близ границы с Мозамбиком), где разместились в заранее оборудованном лагере. По обязательному условию их строгого наставника жизнь курсантов была абсолютно спартанской. Сэйвори, не теряя ни дня впустую, подверг десантников тяжелым и суровым испытаниям, чтобы они полностью соответствовали разработанным им лично высоким стандартам. Восемь недель кряду он не давал спецназовцам передышки и муштровал их в полевых условиях, уча всему, что узнал за долгие годы опасных странствий по бушу, горам и джунглям Юго-Восточной Африки. Затем последовали две недели относительного отдыха в близлежащем городке, и — вновь восемь недель изнурительных тренировок в буше.
    Сэйвори выпустил первую группу курсантов (среди которых находились Скотг-Донелан и Робинсон), совершенно уверенный в том, что «вылепил» из них действительно классных специалистов-следопытов, столь нужных Родезии для грядущей войны. И сделал он это как нельзя вовремя: в 1966 г. прогнозы родезийских военных о скором начале широкомасштабного восстания поддерживаемых международным коммунизмом чернокожих националистов полностью оправдались.
    Война грянула 28 апреля 1966 года, когда в столице Замбии г. Лусака лидер Союза африканского народа Зимбабве Джошуа Нкомо и руководители Африканского национального союза Зимбабве Ндабанинги Ситоле, Роберт Мугабе, Мотон Малианга и Леопольд Такавиара объявили о начале «Второй Чимуренги» против «режима белых угнетателей».
    В этот день в Родезию из Замбии было заброшено 70 террористов, разбитых на три группы. Один отряд, состоявший из боевиков Африканской национально-освободительной армии Зимбабве (вооруженное крыло ЗАНУ) и Африканского национального конгресса ЮАР, вступил в бой с подразделением британской южно-африканской полиции (БЮАП - так со времен колонизации и до 1980 г. называлась полиция Родезии), поддержанным местными резервистами-полицейскими и вертолетами ВВС Родезии, в местечке Синойя, что находится в национальном парке Уонки (северо-запад страны). Террористы были хорошо вооружены (стрелковое оружие из КНР, ручные гранаты из СССР), обучены квалифицированными специалистами по ведению революционной партизанской войны в особых лагерях в красном Китае и к тому же подкованы идеологически (потом на поле боя родезийцы обнаружили большое количество коммунистической литературы). Столкновение при Синойе завершилось полным разгромом банды мятежников (семеро из них уничтожены, 33 схвачены, при этом с родезийской стороны никто не погиб, только несколько человек получили серьезные ранения). Тем не менее в этот знаменательный день родезийцы допустили ряд грубых просчетов, и в бою они действовали на удивление бестолково. В Солсбери быстро извлекли уроки из случившегося. Так, стало очевидно, что, во-первых, приоритет в войне с повстанцами должен быть отдан не БЮАП, а армии (официально называвшейся «Силы безопасности Родезии»), ибо, как ни крути, но полицейский все-таки не солдат; а во-вторых, что войскам жизненно необходимо иметь штатных специалистов, обученных выслеживать боевиков, точно определять местонахождение партизанских банд и т.п. Итак, командование решало организовать в рядах сухопутных войск подразделение боевых следопытов, придав ему постоянный характер.
    Сэйвори, разумеется, был тут как тут. Не желая ссориться с командирами тех или иных армейских частей, которые стали всерьез опасаться, как бы знаменитый рейнджер не переманил к себе их лучших ребят, он начал комплектовать личный состав ПБС из людей штатских, имевших тем не менее подходящий для службы в данном спецотряде жизненный и профессиональный опыт. Так как Сэйвори несколько лет проработал в родезийском охотничьем департаменте, то неудивительно, что обратился он прежде всего к своим бывшим коллегам, предложив им переходить на военную службу. За несколько месяцев из десятков кандидатов он отобрал 12 превосходных знатоков африканского буша, которые заодно являлись меткими стрелками и имели за плечами стаж службы в армии или полиции. Так появилось на свет подразделение боевых следопытов сил безопасности Родезии.
    Первоначальная методика, по которой в 1965 г. прошли обучение восемь десантников из САС, была значительно усовершенствована благодаря богатейшему опыту выживания в условиях дикой природы Южной Африки, привнесенному в ПБС первой дюжиной его бойцов. Сама программа тренировок и занятий стала, несомненно, более суровой, жесткой, изощренной и целенаправленной.
    Прежде всего было освоено упражнение по выслеживанию друг друга: один солдат шел по следу сослуживца, потом они менялись ролями, расстояние же поиска постоянно увеличивалось.
    Много времени уделялось походам по джунглям, при этом дополнительно велись занятия по инстинктивной стрельбе и по правильному применению в случае необходимости условных и безусловных рефлексов. Особый упор делался на обучение бесшумному передвижению по лесу, саванне и бушу. В качестве средства связи бойцы использовали только сигналы рукой. Еще они научились ловко применять специальные свистки собаководов (вроде показанного в недавней британской экранизации «Собака Баскервилей»): ими свистели таким образом, что издаваемый тихий звук очень походил на жужжание одного местного жука, и то, что это свистит человек, было понятно только «своему», а «чужой» проходил мимо, ничего особенного не замечая.
    Как только каждый боец ПБС прочно закреплял навыки действий следопыта в индивидуальном порядке, Сэйвори переходил к следующей стадии обучения — коллективной работе. Для этого образовывались три группы, каждая — в составе четырех человек: контролер, основной, правофланговый и левофланговый следопыты. Отправляясь на задание, три следопыта располагались в виде латинской буквы V левофланговый и правофланговый располагались немного впереди и сбоку, подстраховывая и прикрывая в случае необходимости основного, который, собственно говоря, и шел по следу, сконцентрировав на нем все свое внимание. Контролер находился позади своих товарищей, и в его задачу входило координировать действия членов группы и контролировать их передвижение. Все бойцы ПБС обучались работать во всех четырех ролях. Кроме того, дабы избежать рутины и привыкания к стилю, манерам и характеру одних и тех же сослуживцев, состав каждой группы подвергался периодическим ротациям.
    Одно из самых эффективных и полезных упражнений состояло в том, что группа «беглецов» совершала весьма длительный переход по бушу и, вооруженная рогатками, устраивала засаду на группу «преследователей» (с аналогичным вооружением), шедшую за ней по следу. Выполняя данное задание, бойцы, с одной стороны, учились определять вероятные места засад противника, а с другой - сами правильно устраивать засады и умело маскироваться. Болезненные же синяки от попаданий камней из рогаток прекрасно отучали их от малейшей беспечности при выполнении боевого задания.
    С каждой неделей расстояние поиска увеличивалось все больше и больше, в конце концов курсанты, приобретшие столь необходимую для своей службы выносливость мула, могли идти по следу несколько суток кряду, не испытывая особых затруднений и делая лишь краткие привалы.
    Предпоследним этапом программы стало обучение солдат способам скрывать и заметать свои следы, всячески запутывать противника, избегать обнаружения и надежно прятаться в буше.
    Последним тактическим упражнением было соревнование между всеми тремя группами следопытов. Каждому бойцу (одетому, кстати, в обычную форму, состоявшую из шорт, рубахи, широкополой шляпы и армейских башмаков с высоким берцем) выдавался крайне скудный паек (четыре пакетика с чаем и чуть больше ста 1раммов рисовой крупы в мешочке; воду надо был найти самостоятельно). Каждой группе вручалось несколько топографических карт окружающей местности, на которых намечались примерные маршруты движения всех групп, причем так, чтобы они несколько раз пересекались. Общая продолжительность маневров составляла 7 суток, но на практике справлялись за меньший срок. По условию игры одна группа должна была найти и обезвредить две остальные; при этом если одной группе удавалось «уничтожить» («захватить в плен») соперников, то победители могли забрать у побежденных все что угодно. Поэтому следившие за ходом учений Сэйвори и важные чины из Солсбери пару раз стали свидетелями не совсем обычной для Африки картины, когда «бледнолицые братья» в совершенно голом виде, раздосадованные и расстроенные, брели по бушу, пытаясь отыскать хоть что-нибудь из своего обмундирования. Кстати, во время этой последней фазы подготовки использовались уже не рогатки, а винтовки с боевыми патронами, дабы приучить курсантов к суровым реалиям настоящей войны.
    После окончания курса обучения первые 12 бойцов ПБС были переведены в активный резерв. Они разъехались по домам, вернулись на службу в охотничий департамент и стали терпеливо ждать, когда стране понадобятся их высокий профессионализм, отточенное мастерство и уникальные познания.
    Ждать им пришлось недолго. Впервые подразделение боевых следопытов приняло участие в операции по обезвреживанию террористов уже в 1967 году.

Сафари на людей в долине Замбези.

    В том году напряженная ситуация сложилась в Северном Машоналенде (Машоналенд — регион, населенный народом шона), куда в значительном количестве просочились боевики со своих баз в Замбии. Около 110 мятежников, сумевших незаметно пробраться через границу, оборудовали в дебрях долины реки Замбези несколько лагерей и биваков. Их присутствие обнаружил местный егерь Дэвид Скэммел (позже он перейдет на военную службу, записавшись именно в ПБС), проверяя вызвавшие у него подозрение следы на своем участке джунглей. Весь личный состав ПБС был срочно поднят по тревоге и получил приказ точно определить местонахождение повстанцев. Переброшенные в долину Замбези, бойцы скрытно провели тщательную разведку территории, обнаружили бунтовщиков, дождались подхода пехотной части и приняли участие в нападении на базовый лагерь неприятеля. Боевики по большей части были либо уничтожены, либо взяты в плен, но те, кто смог ускользнуть в суматохе боя, напрасно радовались своему везению. Началась вторая фаза операции: пехота основательно прочесала местность, а солдаты ПБС занялись своим главным ремеслом — выслеживанием террористов.
    Именно в ходе данной операций следопыт Джо Конвэй упрямо преследовал четырех повстанцев в течение трех дней и ночей по пересеченной местности, покрыв расстояние в 60 миль. Погоня закончилась успешно: полностью деморализованные, ошеломленные и загнанные почти насмерть боевики в конце концов просто выбились из сил, остановились, подняли руки и сдались на милость неутомимому белому охотнику. Позже, во время судебного процесса над ними, четверо пленников сетовали на то, что Конвэй безжалостно и хладнокровно гнал их, будто диких зверей во время сафари. А для Джо и всех его сослуживцев эти жалобы звучали приятной музыкой и были лучше всяких похвал и наград.

Экскурсия к водопаду Виктория.

   Прошло два года прежде чем ПБС вновь было брошено на поиски террористов. В декабре 1969 г. партизаны провели хорошо скоординированную операцию, атаковав одновременно аэропорт города Виктория-Фоллз (близ всемирно известного водопада Виктория) и местную казарму БЮАП, а также взорвали здесь полотно родезийско-замбийской железной дороги. Восемь часов спустя две группы ПБС, переброшенные из Солсбери в этот район туристических достопримечательностей, провели тщательный осмотр местности, придя к заключению, что напавший на Виктория-Фоллз отрад состоял ровно из 22 человек. Следопыты не успели отправиться на охоту в первый же день, так как над районом пронесся сильнейший ливень с ураганным ветром, и все следы были смыты.
    Несколько дней спустя патруль БЮАП обнаружил неподалеку от города свежие подозрительные следы, и вторая группа ПБС срочно выехала на обследование территории.
    Бойцы прошли по следам несколько миль и добрались в конце концов до места, где человек, их оставивший, сделал не очень удачную попытку их стереть. Солдаты определили, что, во-первых, именно следы подобного типа были обнаружены ими в Виктория-Фоллз перед бурей, и, во-вторых, террористы, вероятнее всего, скрываются в поросшей густым лесом глубокой лощине неподалеку. Держа автоматические винтовки наготове, четверо бойцов осторожно двинулись вперед. Не успели они пройти и тридцати шагов в густых зарослях, как один из них нашел советский армейский вещмешок, наспех заткнутый в звериную нору. В ходе дальнейшего обследования лощины родезийцы обнаружили точно 22 лежанки и еще 20 вещмешков с боеприпасами, гранатами, едой и одеждой. По всем приметам мятежники решили быстро оставить лагерь, узнав, что по их следу идет группа профессиональных военных следопытов, и предположив, что за нею вступят в дело основные силы родезийцев.
    Несмотря на отсутствие какого-либо контакта с неприятелем, ПБС уже одержала важную победу, так как боевики не только лишились своего тайного логова, но и вынуждены были отступать, разделившись на мелкие группы, что, в свою очередь, делало их крайне уязвимыми для армейских и полицейских патрулей.

Однако приключения на этом не закончились.

   На небе собирались тяжелые тучи, поэтому следопыты решили, что при такой погоде преследовать неприятеля бесполезно, и в быстром темпе, до дождя, добрались до своих. Скоро начался сильный ливень, продолжавшийся всю ночь и немного утихнувший лишь к рассвету.
    Отправившиеся ранним утром на патрулирование пехотинцы, обнаружив неподалеку от города свежие следы, сразу вызвали группы ПБС. Бойцы шли по следу несколько миль, пока не добрались до заброшенной каменоломни, являвшейся, по всей вероятности, местом встречи террористов. Одна группа следопытов, обследуя подозрительную тропинку, вскоре обнаружила трех партизан, сидевших на корточках под густым деревом, укрывавшихся таким образом от продолжавшегося дождя. Помня все соответствующие уроки школы Сэйвори, бойцы бесшумно подобрались к террористам на расстояние 20 шагов, трое из них медленно подняли винтовки, тщательно прицелились, и... три выстрела, три трупа!
    За несколько последующих дней все мятежники, напавшие на Виктория-Фоллз, были обнаружены и нейтрализованы, причем успех операции стал прежде всего следствием высокого профессионализма солдат ПБС.

Эпилог

   Затем в течение почти пяти лет подразделение боевых следопытов принимало участие едва ли не во всех операциях, связанных с пресечением заброски мятежников на территорию Родезии.
Силы безопасности, располагая квалифицированной развединформацией, предоставляемой следопытами, провели до сотни успешных рейдов против повстанцев. Благодаря прямому вмешательству горстки бойцов ПБС было уничтожено большое количество террористов, при этом погиб всего один военный следопыт.
    Однако, по иронии судьбы, именно столь удачные действия следопытов стали основной причиной расформирования их отряда (впрочем, подобное часто происходит в армиях самых разных стран мира). В связи с тем, что тактические и технические наработки, впервые опробованные бойцами ПБС, оказались очень результативными, родезийское правительство приняло решение распространить их методику на всю армию, а не замыкать се лишь в одном уникальном спецподразделении. Вначале в 1974 году пришло распоряжение о слиянии П БС с «Селус Скауте», а затем несколько ветеранов-следопытов получили приказ организовать на берегах озера Кариба «Родезийскую школу следопытов и специалистов по выживанию в условиях дикой природы Африки» (знаменитая «Вафа-Вафа»), Через этот прославленный центр по самой разносторонней подготовке спецназа прошли сотни родезийских солдат, как белых, так и чернокожих (тренировавшихся в основном для «Сслус Скауте»), а также несколько десятков военнослужащих из ЮАР и ряда дружественных Родезии стран Запада.
    Подразделение боевых следопытов находится как бы в тени таких славных родезийских частей, как «Грей Скауте» и «Черные дьяволы», легкая пехота и «Селус Скауте», африканские стрелки и САС. Однако никто из разбросанных сейчас по всему свету настоящих родезийцев не забывает, что их страна так долго и успешно противостояла жестоким и коварным партизанам из ЗАНУ и ЗАПУ в немалой степени благодаря предусмотрительности мудрого Аллана Сэйвори и великому профессионализму немногих выпускников его фактически личной специализированной школы военного и охотничьего искусства.



Берет спецназа Родезии

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЙ