ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ СПЕЦНАЗ МИРА ВООРУЖЕНИЕ ЭКИПИРОВКА ТРАНСПОРТ ОПЕРАЦИИ
 
 
 
   
 
 

Спецподразделения армий мира

 
 
Боевые операции военно-морских командос ЮАР

Операция «Аргон»

Из всех специальных операций 4-й разведгруппы командос ВС ЮАР публичными стали от силы три-четыре. Большинство крупных операций военно-морских командос ВС ЮАР в период с момента их организационного оформления в конце 80-х годов до середины 90-х гадов связаны с подрывом гражданских судов, доставлявших в Анголу и Мозамбик боевую технику и вооружение для национальных армий этих строи, а также переброской морем оружия и средств связи, взрывчатых веществ для боевиков ангольской организации УНИТА и мозамбикской РЕНАМО. По признанию оказавшихся не у дел после 1994-1995 годов командос ВС ЮАР. многие секретные материалы но операциям, связанным с подрывом и пуском под воду судов, взрывам нефтехранилищ, продовольственных складов, а также снабжению антиправительственных организаций Анголы, Мозамбика и других стран, перед приходом к власти правительства АНК были уничтожены.
По иронии судьбы наиболее известными «доказанными» операциями военно-морских командос ЮАР стали те, где их постигла неудача. По сути, первой такой операцией, ставшей достоянием гласности, явилась попытка проведения в мае 1985 года разведывательно-диверсионной группой из состава 4-й разведгруппы командос акции по уничтожению хранилищ готовой продукции нефтеперегонного завода «Галф Ойл» в основной нефтеносной провинции на севере Анголы — Кабинде. Эта операция имела кодовое название «Аргон». Однако она закончилась неудачно. Охрана нефтеперегонного завода, состоявшая из отборных ангольских и кубинских частей, вовремя обнаружила южно-африканских диверсантов и смогла уничтожить двух спецназовцев из 4-й разведгруппы командос, а командира группы диверсантов капитана Вунанда ду Тойта захватить в плен.
По сообщениям ангольской печати того времени, в ходе допросов капитан Вунонд ду Тойт сообщил, что группа имела своей задачей ночью тайно проникнуть на территорию завода «Галф Ойл», благодаря которому правительство Анголы получало львиную долю валютных поступлений, и взорвать пять основных нефтеналивных хранилищ. Группа состояло из девяти тщательно подготовленных спецназовцев и действовала в обстановке строжайшей секретности. Общее командование операцией осуществлял лично командир 4-й «Recce» полковник Ханнес Вснтер е борта доставившей боевых пловцов к берегам Кабинды подводной лодки ВМС ЮАР класса «Дафна». Причем из-за соображений секретности даже экипаж субмарины не был извещен о конечной цели плавания. Путь от южноафриканской военно-морской базы Симонстаун до ангольского берега занял шесть дней. Ночью 18 мая 1986 года субмарина приблизилась к берету на максимально возможное расстояние в 30 километров и подвсплыла. Диверсанты через люк перебрались в две надувные резиновые моторные лодки «Джемини» и успешно десантировались на песчаном пляже в районе Малембе. Лодки ушли обратно. Связь с диверсантами поддерживалась по радио, а имеющихся в их распоряжении зарядов взрывчатки было достаточно, чтобы вывести из строя весь нефтеналивной комплекс и надолго лишить правительство Анголы валюты для покупки оружия и снаряжения.
Из-за большого веса мин морские командос были ограничены в выборе индивидуального вооружения. Двое из них были вооружены легкими бесшумными 9-мм пистолетами-пулеметами ВХР, другие — автоматами АК-47. Кроме того, каждый имел при себе пистолет советского производства «Макаров». Примечательно, что по показаниям капитана спецназа ВС ЮАР по завершении операции им предстояло написать краской на видных местах лозунги «Да здравствует УНИТА!», а на дороге разбросать подлинные листовки, выпущенные идеологическим департаментом УНИТА. Эта операция «прикрытия» была призвана ввести американскую администрацию «Галф Ойл» и ангольские власти в заблуждение и создать впечатление будто акцию провели бойцы УНИТА. Кроме того, ду Тойт признался, что неоднократно ранее принимал участие «в актах саботаже» в Анголе и Мозамбике. Еще один интересный штрих: в снаряжении убитых спецназовцев, их взрывных устройствах не смогли найти ни одного свидетельства принадлежности группы к ЮАР. Оружие - советское, форма - ФАПЛА, мины - импортные (итальянские, израильские), даже карманные фонарики были китайского производства. Если бы не бдительность охраны и показания захваченного в плен капитана, очень трудно было бы определить принадлежность диверсантов к ЮАР. Впрочем, надо отметить, что это был чуть ли не единственный «прокол» военно-морского спецназа ВС ЮАР.

Вскоре совершение юаровскими разведгруппами командос актов саботажа и диверсий в сосед них странах с последующим «взваливанием» ответственности за них на такие организации, как УНИТА и РЕНАМО; нашло подтверждение в публикациях журнала сухопутных войск ВС ЮАР «Юниформ». В 1985 году журнал поведал о подробностях операции, проведенной подводными пловцами из 4-й разведгруппы командос, которые установили подрывные заряды на предприятиях нефтяной промышленности в одной из сопредельных стран. Правд», ни время, ни место проведения операции не сообщалось. Однако по многим характерным признакам эксперты определили, «по речь могла идти только об уничтожении нефтехранилища в ангольском порту Лобиту в августе 1980 года. Ответственность за эту операцию, как водится, взяла на себя ангольская антиправительственная организаиия УНИТА. В статье также утверждалось, что 4-я разведгруппа командос осуществляла снабжение по морю подразделений антиправительственных организаций, действующих в Анголе и Мозамбике.

Операция «Кулидж»

Другая операция 4-й разведгруппы командос, ставшая достоянием гласности, известна под кодовым названием «Кулилж». Эта акция хорошо известна советским военным специалистам, работавшим при разведорганах ФАПЛА в 19&7-19SB годах в провинции Кваи-ду-Ку<шигу Тогда ВС ЮАР проводили в южных провинциях Анголы операцию «Молулдр», имевшую своей целью не допустить окончательного разгрома боевых отрядов УНИТА и предотвратить захват ангольской правительственной армией (ФАПЛА) главной базы УНИТА в Жамбе. Основные бои между частями УНИТА и ЮАР, с одной стороны, и ФАПЛА и кубинского экспедиционного корпуса, с другой, разгорелись, в частности, в районе реки Ломба. Правительственная армия пыталась форсировать реку; а южноафриканцы и унитовцы старались им всячески помешать. Все действующие мосты на Ломбе были взорваны унитовцами и южноафриканскими саперами. Однако под Куиту-Куанавале существовал стратегический мост через реку Кунгу; который ФАПЛА и кубинцы использовали для переброски техники, личного состава и снабжения войск.
Южно-африканское командование операции поставило задачу во что бы то ни стало вывести мост из строя. Авиация ВВС ЮАР, понеся значительные потери, не смогла этого сделать: у войск, оборонявших город, была слишком сильна ПВО, оснащенная советскими ракетными системами «Куб» и «Оса-АК».
Тогда задача подорвать мост, подобравшись к нему в ночных условиях по течению реки Куиту, была поставлена группе из двенадцати боевых пловцов 4-й разведгруппы командос во главе с опытным «оператором» майором Фредом Вилком. Она дислоцировалась на базе сил специального назначения в Форт Фуг в Рунду (Намибия). Операция под кодовым названием «Кулидж» была назначена на конец августа 1987 года. Пловцов доставили вертолетами «Пума» в Анголу и высадили в точке, находящейся в 40 км к северо-востоку от Куту-Куанавале. Такое большое расстояние было выбрано для того, чтобы передовые посты ФАПЛА не смогли услышать шумы шипов и заподозрить высадку десанта. Совершив марш-бросок по африканской саванне «операторы» вышли на берег реки Куиту в 24 километрах от цели. Группа имела в своем распоряжении несколько разборно-переносных двухместных каноэ «Клеппер», а также акваланги. Каноэ спецназовцы использовали, чтобы приблизиться к цели на максимально возможное расстояние и сократить свое передвижение вплавь. Это было вызвано не только стремлением сэкономить силы (плыть приходилось против течения), но и опасностью встречи с крокодилами. Однако каноэ им удалось использовать только в течение трех часов, после чего, опасаясь быть замеченными противником, спецназовцы, разбившись на боевые пары, продолжили свой путь вплавь. Они плыли всю ночь с 25 на 26 августа, в основном в надводном положении, экономя кислород в баллонах аквалангов.
Первой к мосту приблизилась пара во главе с майором Фредом Вилком. Он всплыл, чтобы разведать обстановку и был замечен бдительным ангольским часовым, который открыл огонь из АКМ и ранил майора. Парс пришлось уйти под воду и отступить. Остальные спецназовцы поняли, что обнаружены, но выполнение боевой задачи не прекратили. Под обстрелом в подводном положении они начали минировать мост. Некоторые командос пострадали от динамического удара при взрывах ручных гранат, которыми фапловцы стали забрасывать акваторию реки. Однако никто из них ила водой больше не показывался.
Несмотря на то, что возвращаться пришлось по течению, обратный путь был гораздо тяжелее. До места подбора группа должна была проплыть почти семь часов, а затем преодолеть 20-километровый путь по ангольской саванне. Ранение командира группы усугублялось опасностью встреч с патрулями ФАПЛА, которые могли быть направлены вдоль реки, или с поисковыми вертолетами. Вдобавок ко всему на майора Вилка привлеченный запахом крови из раны напал крокодил. Однако от него удалось отбиться. Несколько позже нападению крокодила подвергся другой спецназовец - сержант Энтони Бьюкман. В схватке с хищником он потерял кислородную маску, но сумел ранить опасное животное ножом.
Когда спецназовцы приближались к точке сбора, сработали часовые механизмы заложенных мин. Позднее выяснилось, что разрушить полностью мост не удалось, однако из-за повреждения опор его грузоподъемность и пропускная способность были впоследствии сильно ограничены. Штаб специальных сил ВС ЮАР посчитал задачу выполненной, и все боевые пловцы, участвовавшие в операции, били награждены Почетным крестом.
У операции «Кулидж» был еще один важный штрих. После нее в специальных силах ВС ЮАР начались усиленные научные исследования с целью разработки вещества, отпугивающего крокодилов, так называемого анти крокодильего репеллента». Попутно ученые получили задачу создать подобный репеллент и против акул. По некоторым данным «антикрокодилий репеллент» для спецназа ВС ЮАР был создан и успешно прошел испытание на длиннозубых хищниках в Национальном парке Крюгера. После этого он неоднократно использовался в боевых условиях.
Эта операция морских командос ВС ЮАР получила известность лишь потому что в последствиях ее ликвидации участвовал (впервые и единственный раз за все время ангольской войны) советский спецназ из Противодиверсионной службы ВМФ СССР. Из всех специальных операций 4-й разведгруппы командос ВС ЮАР она стала, пожалуй, самой известной, несмотря на то, что все документальные свидетельства по ней были уничтожены, а причастность к ней южно-африканских боевых пловцов долгое время отрицалась. «Солдат удачи» в свое время писал об этой операции» однако не столь подробно, как сейчас. К тому же за прошедшее время вскрылись новые интересные факты.
Краткая предыстория событий такова. В ночь с 5 на 6 июня 1986 года в порту ангольского города Намиб были подорваны сразу три судна: советские сухогрузы «Капитан Чирков», «Капитан Вис-лобоков» и кубинское судно «Гайана», доставившие около 15 тысяч тонн оружия, боеприпасов и продовольствии для ангольской армии, партизан СВАПО и ДНК. Магнитные мины, установленные на днищах, сработали, когда корабли уже подошли к причальной стенке. Из-за малой глубины и солидных размеров советские суда не затонули полностью, а только осели на корму. «Кубинцу» повезло меньше: судно полностью погрузилось под воду. Советские корабли спасло и то, что часть взрывных устройств под их днищами дала сбой. Из-за этого сила взрыва не достигла расчетной. Пресса и официальные лица ЮАР категорически опровергли причастность своих специальных сил к взрывам, высказав предположение, что диверсии — дело рук «партизан УНИТА».
Теперь абсолютно точно известно, что эта операция была выполнена боевыми пловцами 4-й разведгруппы командос ВС ЮАР. Группа, состоящая из 18 подводных боевых пловцов (девять боевых пар), была доставлена морским путем в акваторию порта Намиб к моменту, когда все три интересующих командование спецсил ЮАР судна прибыли в порт. Учитывая, что, когда судно находится в движении, на его корпусе боевому пловцу трудно закрепить взрывное устройство, было разработано два варианта действий. Первый предполагал их минирование на якорной стоянке на рейде, а второй - у причальной стенки во время разгрузки. Первый был гораздо предпочтительней, так кик установить мины на рейде проще и безопаснее.
Второй был много опаснее. Южноафриканцы знали, что со стороны кубинцев и советских советников в таких случаях предпринимаются самые строгие меры безопасности. На каждом судне при разгрузке находятся кубинские саперы с несколькими ящиками ручных осколочных гранат. Саперы постоянно с промежутками в 15 - 20 минут бросали за борт фанаты с кормы, коса и с бортов судна. Эта практика кубинцами в Анголе была предельно отработана. При взрыве такой гранаты под водой судно не получало ни малейших повреждений, а боевой пловец, даже если он оказывался вне непосредственного воздействия взрыва, испытывал такой мощный динамический удар, что дальнейшее выполнение задания ставилось под вопрос.
Подорвать суда предполагалось, используя магнитные мины специальной конструкции, исключающей их идентификацию. Они были смонтированы в специальном титановом корпусе и снабжены мощными магнитами. Кроме того, в качестве отвлекающего маневра диверсантам была поставлена задача подрыва находившихся в порту емкостей с горючим, опор ЛЭП и железнодорожного моста.


В доставке боевых пловцов по одной версии участвовала субмарина ВМС ЮАР, по другой - рыболовный траулер под японским флагом. В пользу первого говорит тот факт, что такой способ доставки был досконально отработан. Что касается второго, то его тоже нельзя отметать. Дело в том, что такой траулер был замечен на дальнем рейде Намиба в канун событий. А ранним утром он неожиданно снялся с якоря и ушел. При этом экипаж траулера не запрашивал по радио капитан порта и не высказывал никаких просьб о снабжении пресной водой или топливом. Кроме того, есть данные, что командование ВМС вначале категорически отказывалось выделить в распоряжение штаба специальных сил подвозную лодку, мотивируя это возможным присутствием в акватории порта советских боевых кораблей.
В то время в территориальных водах Анголы находились корабли 30-й советской оперативной эскадры, в составе которой были и большие десантные и противолодочные корабли (БДК, БПК) Северного флота и даже подводные лодки. Заходили к ангольским берегам и более мощные корабли.
Но кто бы ни выступал в роли «корабля-матки» для командос, им повезло. Во-первых, в Намибе в тот момент не оказалось ни одного боевого корабля ВМФ СССР. Во-вторых, дело у морских диверсантов ЮАР пошло по первому варианту. Кубинскому транспорту «Гавана» и «Капитану Чиркову» пришлось, около сорока часов, простоять на внешнем рейде, ожидая освобождения пирса, на котором разгружались Греческий сухогруз и итальянское судно. Вскоре к ним присоединился и вошедший в акваторию порта 5 июня 1986 года советский сухогруз «Капитан Вислобоков».
Задача группы боевых пловцов-командос предельно облегчалась. Три труппы по шесть человек с полным снаряжением и носителями, каждая ночью, ушли под воду. Две группы установили под днищами кораблей, стоявших на якоре на открытом рейде, по четыре магнитные мины замедленного действия с тротиловым эквивалентом 12 кг каждая. Третья группа имела более сложную задачу. Она должна была обеспечить алиби и возможность «приписать авторство взрывов» УНИТА причем не так примитивно, как в случае с операцией «Аргон». В данном случае подрыв кораблей (основная задача) должен был сопровождаться неким «шумом» на суше. Этот шум можно било выдать впоследствии за активность боевиков УНИТА, которые пришли с суши, заминировали емкости с горючим, опоры ЛЭП, а заодно и подорвали суда .
Боевые пловцы третьей Группы преодолели под водой около пяти километров, вышли на сушу, незаметно пройдя мимо ангольских и кубинских постов, разделились. Часть группы отравилась к складам горюче-смазочных материалов, другая к железнодорожной ветке, связывающей Намиб с Лубангу, чтобы потом дорвать ее, перекрыв сообщение с портом. Однако попытка заминировать железнодорожный мост из-за сильной охраны не удалось. Диверсанты разместили взрывчатку на путях. Позднее ее нашли и обезвредили. Та же группа заминировала ЛЭП. Но более успешно. Примечательно, что мины, установленные на ЛЭП, били итальянскими и диверсанты даже не попытались скрыть их происхождение, попросту побросав защитные кожухи рядом.
Одна боевая пара диверсантов вышла к топливной базе на берегу моря и установила на некотором расстоянии от нефтяных цистерн . пять реактивных гранатометов советского производства (РПГ) с самоликвидаторами. установленными на определенное время. Каждый из них, установленный на треноге (их лотом обнаружили), был нацелен на свою жертву; четыре емкости с топливом и насосную группу. Пуск реактивных гранат должен бил совпасть со взрывом кораблей. Затем группа боевых пловцов, оставшись незамеченной, ушла под воду: В точке сбора ее подобрали резиновые лодки и доставили на «корабль-матку».
Развязка событий произошла ранним утром 6 июня. Когда стрелка на часах вахтенного дежурного советского транспорта «Капитан Вислобоков» приблизилась к 5 часам утра, прозвучали три почти одновременных взрыва, которые заставили изрядно вздрогнуть корпус судна. Через некоторое время выяснилось, что через три пробоины по левому борту в трюмы корабля поступает вода. Позднее рассчитали и размер пробоин, он достиг 24 кв. м. Но груз не пострадал, возгорания груза не произошло, хотя судно стало оседать на корму.
Первые взрывы на транспорте «Капитан Вислобоков» совпали с залпами гранатометов на топливной базе. Несколько боезарядов достигли цели. Но гранатометы были нарочито демонстративно установлены на слишком большой дальности — около 500 метров, что лишний роз говорит в пользу варианта «акции отвлечения». В это же время взорвались мины под пятью опорами ЛЭП. Освещение в городе погасло.
Вслед за этим взорвались три из четырех мин, заложенных ниже ватерлинии транспорта «Капитан Чирков». Его команда, первоначально бросившаяся на помощь экипажу судна 4Капитан Вислобоков», вынуждена была немедленно занять места по аварийному расписанию и приступить к спасению собственного корабля. Капитанам советских кораблей удалось оперативно организовать спасательные мероприятия и. прежде всего, избежать угрозы опрокидывания судов.

Дуэль с южно-африканскими боевыми пловцами

Операция по спасению судов, разминированию не разорвавшихся мин планировалась в Москве в главном штабе ВМФ. В Анголу стала готовиться срочная переброска группы советских поенных моряков Черноморского флота из «морского спецназа». Дуэль, хоть и заочная, с южно-африканскими боевыми пловцами началась. Советским спецназовцам была поставлена задача: не только спасти фу» и обезвредить не разорвавшиеся мины, но и определить их «авторство». Командиром группы был назначен командир подразделения противодиверсионных сил и средств Краснознаменного Черноморского флота капитан 2 ранга Юрий Пляченко.
Прибыв и Намиб и опустившись под воду, советские боевые пловцы противо-диверсионной службы ВМФ обнаружили две не разорвавшиеся мины, прикрепленные к днищам кораблей. Они были установлены на неизвлскасмость. Однако разобраться в конструкции взрывного устройства надо было любой ценой. Боевые пловцы ВМФ СССР трижды в день спускались под воду; контролируя состояние мин и стараясь найти выход из положения. К Намибу тем временем полонии боевые корабли оперативной эскадры Северного флота ВМФ СССР. Заняли позиции, чтобы отсечь вражеских боевых пловцов со стороны океана, и начали систематический обстрел акватории порта из противодиверсионных минометов. Под их охраной работа стала безопаснее.
Боевые пловцы ПДСС Черноморского флота нашли выход: решили осуществить срыв мины с борта транспорта «Капитан Вислобоков» контрвзрывом 40-граммовой «порции» взрывчатки.
После взрыва мина оторвалась от корпуса, но . неожиданно взорвалась на грунте. Хоть опасность и ликвидировали, но задачу так и не выполнили: Пляченко нужна была «живая», неразорвавшаяся конструкция. Права на ошибку уже не было. Тогда спецы приняли довольно простое, но оказавшееся эффективным решение — закрепить мину прочным веревочным тросом и сорвать ее с поверхности корабля.
Операция удалась. Адскую машину отбуксировали на ближайший пляж для разминирования и разборки.
С помощью ювелирных направленных микровзрывов Ю. Пляченко начал «разборку» мины по элементам. Первой отделили пенопластовую оболочку, гарантирующую мине «плавучесть», лотом крышку с взрывателем. Затем сняли печатную плату; под которой находился блок питания с механизмом досылки детонатора. После каждого микровзрыва сапер-спецназовец выжидал 15-20 минут и делал фотоснимки «изделия».
Наконец после третьего микровзрыва сработал механизм самоликвидации мины. Дуэль была окончена. Удалось разобраться, почему взрывные устройства не сработали. Диверсанты, оказывается, не сделали поправку на гак напиваемую ангольскую зиму: в намибийской пустыне в это время года достаточно прохладно, соответственно охлаждается и океан, поэтому в механизмах взрывателей просто загустела смазка.
Конечно, на самой мине никаких «Made in» найти не удалось. Однако в разведуправлении ВМФ СССР бил сделан однозначный вывод: осуществить операцию такого уровня и масштаба было по силам лишь профессионалам 4-й разведгруппы командос ВС ЮАР, специализировавшейся на морских диверсиях.
С советской стороны по результатам своеобразной дуэли между двумя диверсионными службами СССР и ЮАР три человека из состава группы боевых пловцов Черноморского флота под командованием капитана 2-ранга Ю. Пляченко были награждены орденами Красной Звезды, остальные - медалями «За отличие в воинской службе». Кто и какие награды получил за эту операцию в подразделении военно-морских командос ВС ЮАР до сих пор осталось тайной.
Окончательным же итогом операции «Сиафокс». проведенной всего лишь девятью боевыми парами высокопрофессиональных морских командос из 4-й разведгруппы ВС ЮАР, стал срыв планировавшегося наступления ангольских войск против формирований УНИТА в провинциях Кванду-Кубангу и Мошику. Так небольшое по численности специальное подразделение пловцов-диверсантов реально остановило развитие крупной военной операции.

12
 

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЙ


 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика
  Copyright © 20012-2018 Солдат удачи