ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ СПЕЦНАЗ МИРА ВООРУЖЕНИЕ ЭКИПИРОВКА ТРАНСПОРТ ОПЕРАЦИИ
 
 
 
 
 

Спецназ ГРУ. Рождение

Официально история спецназа ГРУ начинается с 1950 года, с момента принятия решения о создании в Вооруженных Силах отдельных рот специального назначения. С высоты прошедших 60-ти лет решение о создании спецназа воспринимается намного значительнее, чем в начале 1950-х годов. Отсюда возникает естественное желание придать ему эпохальность и рассказать обо всем и подробно.
С окончанием Великой Отечественной войны все созданные Главным разведывательным управлением специальные воинские части были расформированы. Но, уже к концу 1940-х годов, в связи с изменениями военно-политической обстановки и появлением ядерного оружия, стоящие перед военной разведкой задачи приобрели качественно новое звучание. Опыт недавно закончившейся войны подсказывал, что решить их заблаговременно в мирное время без специально предназначенных для этого воинских частей невозможно.
В первые послевоенные годы опыт Великой Отечественной войны изучался детально и глубоко. Для этого во всех органах военного управления были созданы подразделения по обобщению и изучению боевого опыта. Выполнявшие эту задачу люди сами прошли войну и понимали всю меру возложенной на них ответственности. В своей работе особое внимание они акцентировали на причинах неудач советских войск летом и осенью 1941 года, которые были в значительной степени связаны с просчетами во взглядах на начальный период войны.
Так, накануне Великой Отечественной войны военно-политическое руководство СССР предполагало в случае агрессии западных стран вести оборону непродолжительное время. По расчетам советского командования Красная Армия после отмобилизования и сосредоточения главных сил должна была перейти в решительное наступление и разгромить противника. В тоже время предусматривалось с началом войны развернуть широкое партизанское движение и активную диверсионную деятельность, направленные на дезорганизацию работы тыла противника путем уничтожения его живой силы и материальных средств, а также вызова восстаний и создания ему постоянной угрозы изнутри.
С этой целью в мирное время в намеченных районах осуществлялись подготовка и учет партизанских кадров из числа местных жителей, а также отбор военнослужащих для создания диверсионно-партизанских формирований на случай отступления Красной Армии. Заблаговременно в определенных районах создавались организаторские и диверсионные группы в качестве ядра партизанского движения, а в ближайшем тылу противника намечались районы действий крупных партизанских отрядов.

Выполнение данной задачи являлось составной частью активной разведки – «активки». Руководство проведением мероприятий по линии «активки», осуществлялось непосредственно Разведывательным управлением Генерального штаба Красной Армии (далее – РУ ГШ). С начала 1941 г. работа по организации партизанских формирований велась нарастающими темпами. Согласно указаниям начальника РУ ГШ генерал-лейтенанта Голикова Ф. И. были спланированы мероприятия, направленные «на создание в приграничных округах складов с запасом оружия, боеприпасов и иного военного имущества на своей территории на глубину 100–150 км». В результате к июню 1941 г. для создания диверсионно-партизанских формирований были подобраны кадры, определены начальники отрядов, разработаны временные штаты отрядов и табели к ним. На складах военных округов имелись первичные запасы материально-технических средств: вооружение, боеприпасы, минно-взрывные средства, средства связи, снаряжение и продовольствие.
22 июня 1941 г. плановая подготовка диверсионных и партизанских кадров была прервана. Намеченные на 1941 г. мероприятия были выполнены не в полном объеме. Поэтому органы военной разведки с началом военных действий развернули энергичную работу, стремясь наверстать «беспечные упущения мирного времени за счет ночных бдений».
После объявления всеобщей мобилизации разведывательные отделы штабов фронтов в соответствии с предвоенными планами приступили к развертыванию диверсионно-подрывной работы и партизанского движения в тылу противника. Люди, подобранные органами военной разведки и находящиеся у них на учете, прибывали на пункты сбора. Хранящиеся на складах вооружение и запасы материально-технических средств доставлялись в районы сбора партизанских отрядов.
Действия созданных в начале Великой Отечественной войны мелких диверсионно-партизанских групп из местных жителей и оставленных на оккупированной территории в качестве организационного ядра партизанских формирований без связи с командованием, были не эффективны. Они не имели влияния на население и не могли оказать существенное воздействие на противника. Более того, большинство из них были обречены на гибель или бездействие. Это в равной степени относится и к крупным диверсионно-партизанским отрядам, действовавшим в ближайшем тылу противника. При высокой насыщенности маневренных войск противника они вынуждены были рассредоточиться и уйти в труднодоступные районы.
Обоснованность этого вывода подтверждают результаты анализа изменения численности партизанских формирований за первые 11 месяцев войны. Так, к июню 1942 г. на учете в Центральном штабе партизанского движения находилось 483 отряда и 20 групп численностью 74812 человек. Данное количество составляет около 10% от общей численности подготовленных и направленных в тыл противника партизан.
Несмотря на длительную подготовку к развертыванию партизанского движения, военная разведка в начале Великой Отечественной войны столкнулась с трудностями в решении этой задачи. Урок первых месяцев войны заключается в том, что широкое партизанское движение невозможно развернуть без наличия обученного и оснащенного необходимым вооружением и техникой специального кадрового резерва.
Кроме того, созданная до начала военных действий разведывательная сеть была не в состоянии обеспечить командование разведывательными сведениями и вести массовую диверсионную деятельность. Поэтому с началом войны руководство военной разведки испытывало острую нехватку в информации об обстановке не только в стратегической, но и в оперативной глубине. С этой целью РУ ГШ и разведывательные отделы фронтов с началом войны активно перебрасывали в тыл противника разведывательные и разведывательно-диверсионные группы (далее – РГ и РДГ). При этом организацию активной работы в тылу противника пришлось начинать практически с нуля. В первые месяцы войны РГ и РДГ действовали не эффективно. Из общего количества переброшенных в тыл противника групп более или менее продолжительное время работали только около 1%.
В условиях быстро меняющейся обстановки времени даже на частичную легализацию разведчиков было недостаточно. Подготовка и переброска в тыл противника РГ и РДГ приобрела массовый характер. Так, с мая 1943 г. по май 1945 г. в их составе в тыл противника было переброшено свыше 10 тыс. чел. В этот период РГ и РДГ добывали более 70% данных о противнике. Они действовали самостоятельно и с партизанских баз, как на оккупированной территории СССР, 
так и за его пределами.

В результате анализа боевого опыта руководство военной разведки пришло к твердому убеждению, что для добывания разведывательных сведений активными способами (засада, налет, диверсия) необходимо иметь специально подготовленный кадровый резерв, который должен быть готов, как к самостоятельным действиям, так и уметь действовать с партизанских баз. Подготовка таких кадров должна осуществляться не с началом военных действий, а заблаговременно в мирное время. Для решения этой задачи необходимо иметь специальные воинские части.
Опираясь на опыт подготовки и применения разведывательных и разведывательно-диверсионных групп в годы войны, в октябре 1950 года 2-м Главным управлением Генерального штаба было подготовлено обоснование о необходимости создания в Вооруженных Силах отдельных рот специального назначения.
События на Корейском полуострове подтолкнули военное руководство СССР принять решение по развертыванию подготовки резерва на случай войны. Директивой Военного Министра СССР Маршала Советского Союза Василевского А. М. от 24 октября 1950 года при общевойсковых и механизированных армиях, в воздушно-десантной армии, а также в военных округах, не имевших армий, были созданы 46 отдельных рот специального назначения.
Со временем это событие и стало рассматриваться как начало создания спецназа ГРУ. В канун 50-летнего юбилея этой дате приказом Министра обороны Российской Федерации Маршала Российской Федерации Сергеева И. Д. был придан официальный статус – День Спецназа Вооруженных Сил.
Формирование первых рот специального назначения происходило в плановом порядке и завершилось в мае 1951 года. Зимой 1950/1951 гг. 2-м Главным управлением Генерального штаба для подготовки командиров подразделений специального назначения были организованы курсы. Для проведения занятий были привлечены ведущие специалисты по тактико-специальной подготовке, минно-подрывному делу, радиосвязи, парашютно-десантной подготовке. В подготовке будущих спецназовцев участвовали представители 2-го Главного управления Генерального штаба полковник Патрахальцев Н. К. и полковник Троян В. А., которые в течение всей Великой Отечественной войны непосредственно участвовали в развертывании диверсионно-разведывательной работы в тылу противника.
Изначально руководство подготовкой воинских частей специального назначения было возложено на органы военной разведки. Для этого в составе 2-го Главного управления Генерального штаба было создано подразделение по руководству ротами специального назначения, в которое в 1951 году в качестве «первопроходцев» пришли опытные специалисты – недавние участники Великой Отечественной войны: Степанов П. И., Банов И. Н., Голицын П. А., Демский И. Ф., Мыльников Г. С., Румянцев Е. И., Побажеев Ф. Ф., Строилов Г. А.
Непосредственно на местах руководство ротами специального назначения было возложено на органы разведки военных округов и общевойсковых (механизированных) армий. Для выполнения этой задачи в их составе были учреждены должности офицеров по специальной работе. На них были назначены военные разведчики с опытом боевой работы. К тому же практически все руководители органов разведки военных округов и армий имели богатый опыт подготовки РГ и РДГ в годы Великой Отечественной воны. Так, например, на Дальнем Востоке непосредственно участвовал в формировании, а в последующем до середины 1950-х годов и в организации боевой подготовки 92-й отдельной роты специального назначения начальник разведки 25-й общевойсковой армии полковник Кононенко А. К.
Особое внимание в процессе формирования было уделено подбору командного состава рот специального назначения. Предпочтение уделялось офицерам с боевым опытом. Поэтому среди первых командиров рот специального назначения были участники Великой Отечественной войны. Так, первым командиром 69-й отдельной роты специального назначения 2-й танковой армии, входившей в состав Группы Советских оккупационных войск в Германии, был назначен капитан Гредасов Ф.И., а первым командиром 92-й отдельной роты специального назначения 25-й общевойсковой армии Приморского военного округа майор Дубовцев С.И.
Оперативность принятых мер и накопленный в годы Великой Отечественной войны опыт подготовки разведывательно-диверсионных формирований позволил органам военной разведки в течение нескольких лет выполнить задачу по созданию кадрового резерва.
В 1953 году началось создание воинских частей специального назначения в составе Военно-Морского Флота. Первоначально запланированное формирование на флотах 7-ми отдельных морских разведывательных дивизионов завершилось включением в их состав морских разведывательных пунктов, в последующем получивших наименование «специального назначения». Наличие в составе флотов воинских частей специального назначения позволило качественно повысить уровень подготовки резерва на случай войны.

В 1950-е годы в процессе реформирования Вооруженных Сил менялась организационно-штатная структура формирований специального назначения. В 1957 году на базе некоторых рот специального назначения были созданы 5 батальонов специального назначения. Сформированные батальоны хорошо зарекомендовали себя в ходе проведения ряда войсковых учений.
В целях дальнейшего развития формирований специального назначения приказом Министра обороны СССР и директивой Генерального штаба было предписано в 1962–1963 гг. в приграничных военных округах создать бригады специального назначения, а во внутренних военных округах иметь роты специального назначения. В этом отношении следует отметить тот факт, что на принятие решения о создании бригад специального назначения в определенной степени повлияло обращение на имя Первого Секретаря ЦК КПСС Хрущева Н. С. группы ветеранов Великой Отечественной войны, участвовавших в развертывании партизанского движения на оккупированной территории, Ваупшасова С. А., Линькова Г. М., Старинова И. Г. и др.
В течение 1960-х годов был проведен ряд мероприятий по совершенствованию организационно-штатной структуры соединений и воинских частей специального назначения. В ходе этих мероприятий за счет численности батальонов и некоторых рот специального назначения в середине 1960-х годов был расширен штат бригад специального назначения для мирного времени. В этот период развитие спецназа происходило при непосредственном и активном участии Героя Советского Союза генерал-полковника Мамсурова Х. Д., генерал-майора Патрахальцева Н. К. и полковника Голицына П. А.
Со второй половины 1960-х годов в Вооруженных Силах имеются бригады специального назначения, входящие в состав военных округов, и разведывательные пункты специального назначения в составе Военно-Морского Флота. Непосредственное руководство ими с этого времени осуществляется штабами военных округов и флотов.
В 1968 году с вводом в действие новых уставных документов утвердилось положение о том, что воинские части специального назначения (бригады, пункты, батальоны, роты) представляют собой один из видов разведки. Это событие можно рассматривать как завершение процесса становления спецназа в качестве самостоятельной структуры.
Официально принятые взгляды на их комплектование и подготовку оставались практически неизменными до начала нынешнего тысячелетия. При этом в основу обоих направлений деятельности органов военной разведки был положен опыт формирования и обучения РГ и РДГ в годы Великой Отечественной войны.
Так, на начальном этапе Великой Отечественной войны органы военной разведки комплектовали разведывательные и разведывательно-диверсионные формирования в основном за счет военнослужащих, проходивших службу в воздушно-десантных войсках или в пехотных подразделениях, но прошедших парашютно-десантную подготовку. На последующем и заключительном этапах войны на некоторых фронтах РГ и РДГ комплектовались за счет личного состава отдельных гвардейских батальонов минирования. С первых дней войны отбор военнослужащих преимущественно осуществлялся из числа лиц, проживавших в той местности, где предполагались действия разведывательно-диверсионных формирований. Предпочтение отдавалось тем, кто имел боевой опыт или успешно прошел общий курс военной подготовки.
Данный опыт стал основой для формирования требований к отбору военнослужащих для прохождения службы в воинских частях специального назначения. В 1950-е годы роты специального назначения комплектовались солдатами 2-го года службы. С созданием бригад специального назначения их комплектование осуществлялось в основном за счет призывного контингента своего военного округа. В воинские части специального назначения призывались лица, прошедшие начальную военную подготовку, в том числе и парашютно-десантную подготовку при ДОСААФ.
Несмотря на наличие отработанной еще в довоенный период системы подготовки диверсионно-партизанских кадров, с началом военных действий органам военной разведки пришлось многое создавать заново. В частности, это относится к развертыванию сети школ, курсов и учебных пунктов для обучения будущих разведчиков-диверсантов и партизан в Центре.
Так, уже в конце июня 1941 г. оперативной группой РУ ГШ в учебном центре в районе Медвежьих озер (Московская обл.) централизованно началось формирование диверсионно-партизанских групп и отрядов и их подготовка. Первоначально подготовка осуществлялась до двух недель. После ее завершения диверсионно-партизанские формирования направлялись в распоряжение разведывательных отделов фронтов. В ходе войны, была создана специальная школа РУ ГШ, в которой в течение нескольких месяцев обучались будущие разведчики-диверсанты: командиры, минеры-подрывники, радисты.
На местах обучение личного состава РГ и РДГ проводилась на курсах или в учебных пунктах при разведывательных отделах фронтов. Подготовка при разведывательных отделах фронтов проводилась в течение 8–10 дней по 80–100 часовой программе обучения.
Данная организация подготовки нашла свое отражение в структуре спецназа. Изначально были созданы учебные взвода в отдельных ротах специального назначения для обучения разведчиков на местах. С течением времени были развернуты учебные воинские части для централизованной подготовки командиров и специалистов (радистов, минеров, радиоразведчиков и др.).
При подготовке спецназовцев особое внимание уделялось проведению занятий по специальным дисциплинам, в частности минно-подрывному делу и радиоподготовке.
Обязательным предметом боевой подготовки рот специального назначения изначально стала парашютно-десантная подготовка.
Особое отношение к специальным дисциплинам в военное время сохранилось и в послевоенный период и со временем стало правилом для всего спецназа.
Одновременно формировались взгляды на применение спецназа в новых условиях. Этому в значительной степени способствовало активное внедрение в процесс боевой подготовки опыта действий разведывательных и диверсионно-разведывательных групп в годы войны.
В результате в основу первых руководящих документов по боевому применению спецназа был положен опыт применения и тактика действий диверсионно-разведывательных и партизанских формирований времен Великой Отечественной войны. Согласно их положениям отдельные роты специального назначения, сформированные в 1951 году, в мирное время были предназначены для подготовки разведчиков из числа военнослужащих срочной службы, которые после увольнения в запас включались в состав резерва военного времени.
Сформированные в 1957 году батальоны специального назначения были предназначены для разведки и уничтожения средств ядерного нападения, размещенных вблизи границ стран Организации Варшавского Договора. Поэтому они были включены в состав групп войск и военных округов первого стратегического эшелона. Разведывательные органы, выделяемые от отдельных батальонов специального назначения, получили наименование – разведывательные группы (отряды) специального назначения (далее – РГ СН, РО СН).
Выполнение боевых задач подразделениями специального назначения предполагалось осуществлять путем активных действий в тылу противника (засады, налеты, диверсии) с целью захвата пленных, документов, образцов вооружения и военной техники.

Большое значение имело внедрение боевого опыта в процесс обучения в военно-учебных заведениях. Большинство руководителей спецназа в той или иной степени занимались научно-педагогической деятельностью. Так, например, генерал-майор Патрахальцев Н. К. разработал ряд учебных и учебно-методических пособий, а генерал-майор Банов И. Н., будучи начальником факультета военной академии, непосредственно готовил командные кадры для спецназа. Среди преподавателей военно-учебных заведений нельзя не упомянуть полковника Шебунина А. Ф., автора учебника, по которому вплоть до конца 1990-х годов осуществлялось обучение командного состава спецназа. В течение многих десятилетий учебник был поистине «азбукой» для будущих командиров спецназа.
В начале 1960-х годов в Военной академии им. М. В. Фрунзе стало формироваться направление по подготовке офицеров для спецназа. Одновременно было начато проведение исследовательских работ, стали публиковаться научные статьи по боевому применению подразделений специального назначения, введен курс специальной подготовки. Новое направление было связано с восстановлением кафедры разведки, а также приходом на нее ряда руководителей военной разведки. Среди них был и Герой Советского Союза Гришин С. В., который как заместитель начальника кафедры курировал вопросы специальной подготовки.
Многие поколения спецназовцев воспитывались на боевых примерах разведчиков-диверсантов. Начиная с 1950-х годов, во всех воинских частях имелись стенды с описанием заслуг и фотографиями героев-разведчиков Великой Отечественной войны. На них можно было узнать о подвигах Дважды Героя Советского Союза Леонова В. Н., Героев Советского Союза Линькова Г. М., Банова И. Н., Федорова Н. П., Бринского А. П. и др. В 1971 году при активной поддержке ветеранов военной разведки в Москве в спецшколе № 15 (в настоящее время – ГОУ СШ № 1272) создан музей, в котором рассказывается о боевом пути легендарной «в/ч 9903» под командованием Спрогиса А. К. и подвигах разведчиков-диверсантов этой воинской части Космодемьянской З. А., Волошиной В. Д., Колесовой Е. Ф. и др. Способствовало воспитанию послевоенного поколения спецназовцев и распространение опыта Великой Отечественной войны путем издания мемуаров. Так, в 1950–1960-е годы были опубликованы воспоминания Банова И. Н., Бринского А. П., Вершигоры П. П., Старинова И. Г. и др.

Автор: Александ Хаев
Фото из архива редакции
Источник


 
     
 
 
 
    Яндекс.Метрика
     Copyright © 20012-2017 Солдат удачи