ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ СПЕЦНАЗ МИРА ВООРУЖЕНИЕ ЭКИПИРОВКА ТРАНСПОРТ ОПЕРАЦИИ
 
 
 
 
 

Использование боевых животных в военно-морском спецназе ВМС США

В один из дней в первой половине 1960-х годов в солнечной Флориде яхтсмены и судовладельцы неожиданно обнаружили на своих яхтах и катерах непонятные предметы, оказавшиеся на поверку диверсионными минами. Таков был результат проведенного особой группой ЦРУ недалеко от острова Ки-Уэст первого учения с использованием специально тренированных дельфинов-подрывников. Хорошо, что мины были учебные.

А ведь могли бы быть первыми…

Руководство специального подразделения ЦРУ считало, что задача, поставленная перед «рекрутированными» на воинскую службу дельфинами, была достаточно проста и легко выполнима для животных с таким высоким уровнем мозговой деятельности. Взять с базы специальную диверсионную мину, выйти в назначенный район проведения операции и прикрепить мины к днищам боевых кораблей. После этого дельфины должны были вернуться на базу.
Но все хорошо спланировано и красочно выглядит на бумаге, реальная жизнь зачастую преподносит весьма неприятные сюрпризы. Особенно если имеешь дело с «нечеловеческими» бойцами. Так случилось и на этот раз — умные «хвостатые солдаты» по природе своей питая высокую привязанность к человеку, ставили мины на все подряд. В результате несколько следующих недель Пентагон и Лэнгли объяснялись с яхтсменами и судовладельцами, оказавшимися не в то время не в том месте.
А ведь все могло быть иначе. Создать биотехническую боевую систему с обученными военному делу морскими животными вполне мог наш Военно-морской флот. В фондах Центрального государственного архива ВМФ РФ лежит дело, озаглавленное «О тюленях. Предложение г-на Дурова использовать дрессированных животных для военно-морских целей». Да-да, тот самый дедушка Дуров предлагал в годы Первой мировой войны использовать тюленей на море против немецких боевых кораблей. Помешала диверсионная акция — практически все подготовленные к ведению боевых действий тюлени были отравлены. И затем в России произошла революция.
Так что первые отряды «морских животных в погонах» появились у Пентагона. Во время вьетнамской войны они были впервые использованы в боевых условиях. По неофициальным данным, боевые дельфины уничтожили при обороне военно-морской базы Камрань не менее 50 подводных разведчиков и диверсантов.
Советский флот приступил к работам с морскими животными только в 1967 году. К тому времени работы в США велись уже полным ходом. Все организации были подчинены вновь созданному Центру подводной войны ВМС США (Naval Undersea Center) со штаб-квартирой в Сан-Диего. А в 1968 году в ВМС США была создана и успешно функционировала специальная служба подъема предметов со дна. Для этой цели использовали морских млекопитающих. В частности, дельфины были обучены искать и маркировать предметы, лежащие на морском дне. С 1969 года по этой теме стали готовить морских львов — как более дешевый, чем дельфины, вариант.

Ученые на службе у военных

«Китообразные могут быть полезны при поиске боеголовок ракет, спутников и всего прочего, что усилиями человека раз за разом обрушивается в океан с неба, — заявил в 1958 году на специально организованном для высокопоставленных сотрудников Пентагона семинаре известный американский нейрофизиолог Джон Каннингэм Лилли. — Их, например, можно натренировать на поиск мин, торпед, субмарин и других объектов, изобретенных человеком для военно-морских операций… Их можно обучить ведению разведки и несению патрульной службы при кораблях и подводных лодках, их также можно перевозить в разные места и использовать в гаванях в качестве подрывников, взрывать ядерными зарядами подводные лодки, подводные ракетные установки и надводные корабли».
Темой подготовленного Лилли доклада были результаты исследования, проведенного под его руководством и имевшего целью изучение потенциальной возможности использования в интересах ВМС США дельфинов и отдельных видов китов. Причем Джон Лилли был твердо уверен, что отдельных, наиболее «умных» морских млекопитающих — к примеру, дельфинов — можно с высокой эффективностью использовать даже в качестве «самонаводящегося оружия против человека». Ученый подчеркнул, что особым образом подготовленные дельфины могут «по ночам выходить в гавань и ловить шпионов, забрасываемых противником при помощи подлодок или самолетов».


Для транспортировки боевых дельфинов используются специальные «носилки» (пулы)

Естественно, что за такую идею не могли не ухватиться американские спецслужбы и командование военно-морского спецназа. Были отданы соответствующие распоряжения, и в 1960 году у лос-анджелесского аквариума был приобретен тихоокеанский белобокий дельфин, точнее дельфиниха по имени Нотти. Она поступила в распоряжение принадлежавшего Научно-исследовательскому управлению ВМС США (г. Сан-Диего) отдела испытаний военно-морского оружия (Naval Ordnance Test Station). Первым направлением работ, к которым была подключена Нотти, было не диверсионное. Разработчиков подводного торпедного и ракетного оружия интересовали уникальные особенности эхолокационного аппарата и гидродинамика дельфина. В частности для повышения гидродинамического КПД движения в воде торпед и ракет. Однако вскоре стало ясно — в рамках небольшого бассейна, где обитала Нотти, полностью «раскрыть ее возможности» не представляется возможным.
Новым местом было выбрано местечко Пойнт-Мугу, штат Калифорния, в районе которого располагались Тихоокеанский полигон (Pacific Missile Range) и Военно-морской центр испытания ракетного оружия (Naval Missile Center). Там, в бухте Мугу — удобной естественной почти закрытой лагуне, и была создана военно-морская биологическая станция. Впоследствии был создан филиал на Гавайях — в Канеохе-Бей, остров Оаху. В июле 1962 года туда доставили первых трех дельфинов и продолжили испытания, которые быстро приобрели специальную, диверсионную и противодиверсионную «окраску». Ответственность за проведение работ была возложена на отдел изучения морской фауны указанного Центра (Life Sciences Department). Данный отдел был создан в рамках космической программы США и занимался системами жизнеобеспечения в замкнутом пространстве. После передачи всех работ по космосу в ВВС он был переориентирован на изучение морской фауны в интересах ВМС.


Наиболее востребованы в ВМС США биотехнические системы с морскими животными, имеющими задачей проведение противоминных операций. На фото — дельфин из такой противоминной системы, снабженный видеокамерой, благодаря которой боец-оператор получает четкую картинку подводной обстановки и может оценить степень угрозы

Специалисты отдела предпринимали попытки изучения «способности к решению боевых задач» у акул, черепах и других обитателей моря. Но результатов опыты не дали. После длительного перерыва в 2008 году работы с акулами возобновились под эгидой Агентства по оборонным исследованиям и разработкам МО США (DARPA). Основной их целью стало изучение возможностей акул по наблюдению за морским пространством и передаче информации о возможных угрозах при помощи специальных датчиков. Руководителем работ стал Джелл Атима, профессор биологии из Бостонского университета. Уже получены первые положительные результаты — с помощью электрической стимуляции определенных участков мозга акул появилась возможность управлять морскими хищниками.

«Говорящие» дельфины

Знаменитый американский дельфинолог Форрест Гленн Вуд, на протяжении длительного времени работавший на биологической станции Научно-исследовательского управления ВМС США, писал в своем труде «Морские млекопитающие и человек»: «Наиболее осуществимой показалась нам идея сделать из них (дельфинов) помощников водолазов. И в ответ на вопросы о том, почему именно флот должен взять на себя расходы по изучению морских млекопитающих, мы обычно говорили: «Потому что они могут стать помощниками военных водолазов». Никто и никогда не обучал дельфинов исполнению команд в открытом море, и поэтому сама идея выглядела попросту спекулятивной. И прежде чем ее осуществить, нам предстояло разработать методы и аппаратуру».
Работы с морскими млекопитающими по «боевой тематике» держались Пентагоном в тайне, однако зарубежные эксперты — в том числе и в Советском Союзе — могли судить о них, используя данные о различных открытых опытах. Так, например, в 1965 году в ходе проводившегося в Ла-Холье, штат Калифорния, эксперимента «SEALAB-2» дельфин Таф Гай (более известен как Таффи), «учебно» спасал акванавта, имитировавшего потерю ориентировки на глубине. Водолаз приводил в действие специальный сигнализатор с записанным сигналом. Дельфин «протягивал» акванавту конец нейлонового шнура, по которому «попавший в беду» водолаз должен был подниматься на поверхность. Также дельфин доставлял с поверхности водолазам и обратно различные инструменты, контейнеры с сообщениями и другие небольшие предметы.


Пометив лежащий на дне объект, «усатый спецназовец» должен выпрыгнуть на борт катера, после чего в дело вступает человек

Но пока весь мир с увлечением следил за уникальным экспериментом, в то же самое время в Пойнт-Мугу на военно-морской биологической станции ВМС США шли более серьезные работы. Дельфинов и морских львов активно пытались научить военному делу. Данные виды морских животных были выбраны американскими специалистами по причине их выдающихся гидродинамических качеств и исключительных биосонарных способностей. Например, дельфины могут «видеть» предмет размером с боевого пловца в воде в средних по сложности условиях на дальности до 500 м.
На волне поднятой в американских СМИ «шумихи вокруг боевых дельфинов» в газете «Нью Сайентист» 11 августа 1966 года вышел фельетон на тему дельфинов-камикадзе, которых готовили для самоубийственных атак вражеских подводных лодок: «Враг, несомненно, преуспеет в дрессировке других рыб и заведет себе дельфинов противодельфиньей обороны, но ведь и мы на этом не остановимся. Против подводных лодок мы можем придумать кое-что и похлеще, например, разослать мобилизационные повестки электрическим скатам. Полноценный и хорошо заряженный скат способен своим разрядом повалить лошадь. Мы обучим в Чайна-Лейк несколько тысяч скатов двигаться цепочкой, прижавшись отрицательно заряженной головой к положительно заряженному хвосту впереди плывущего. Такая батарея прожжет электрической дугой любой подводный корабль, к которому приложится. А сотни две гигантских спрутов, хватая друг друга за щупальца, как только запахнет китайским рагу или русской черной икрой, образуют высокоэффективную подвижную сеть для ловли подводных лодок-малюток».
Были и другие произведения на эту тему. Роберт Мерль издал роман «День дельфина» о говорящих дельфинах. Сюжет был лихо закручен вокруг заговора, созревшего в неком правительственном учреждении (по описанию угадывалось ЦРУ), с целью вызвать широкомасштабную войну с коммунистическим Китаем. Согласно разработанному «постыдному» плану, предполагалось вооружить двух обученных дельфинов минами с ядерной боевой частью и «натравить» их на крейсер ВМС США. В конце романа животные, «поняв, что они натворили», с отвращением «говорят» посредством электронного переводчика: «Люди — нехорошие!».
Следует особо отметить, что упомянутые «говорящие дельфины» — это отнюдь не фантазия писателя. Еще в 1964 году работавший по контракту с ВМС США специалист Дуайт Батто сконструировал некий электронный прибор, преобразующий слова в свист дельфинов, а свист — в звуки человеческой речи. Судя по имеющимся данным, результаты эксперимента были обнадеживающими. Однако вскоре ученый умер, и его опыты продолжить никто из специалистов не смог.
Однако обучение морских млекопитающих военному делу шло, как говорят у нас, «настоящим образом». Вскоре питомцам из Пойнт-Мугу предоставилась возможность применить полученные ими навыки на практике. Группа «бойцов» была направлена в Юго-Восточную Азию, где Вашингтон ввязался в очередное сражение холодной войны.

Носом — коли!

Прежде чем перейти к описанию боевых эпизодов, хотелось привести слова одного из отечественных исследователей морских животных Н. С. Барышникова: «Дельфины — далеко не миролюбивые звери. Кажущаяся безобидность их во взаимоотношениях с людьми довольно относительна. Во взаимоотношениях этих имеется некая грань, переступив которую, человек вызывает у животного вначале пассивную оборонительную реакцию, которая постепенно — если человек систематически переступает эту грань — может перейти в агрессивную… Так, неоднократно отмечалось, что наиболее солидные самцы в первые дни содержания в неволе принимали позу угрозы по отношению к пловцам. До нападения на человека дело, правда, не доходило — дельфины предпочитали сами отойти в сторону».
Именно эта «относительная доброжелательность» дельфинов была использована военными специалистами в процессе обучения уничтожению вражеских боевых пловцов. Правильность такого подхода была подтверждена в ходе сверхсекретной операции «Шорт Тайм». В ее рамках противодиверсионную оборону базы Камрань во Вьетнаме в течение 15 месяцев несла группа из шести боевых дельфинов. Им удалось оказать сопротивление хорошо обученным — не без помощи советских специалистов — северовьетнамским «людям-лягушкам».
Официальная информация о результатах операции не обнародована, а появляющиеся периодически сведения — крайне скудны и противоречивы. Одним из источников информации по «Шорт Тайм» является статья, появившаяся в 1972 году в газете «Нэйви Таймс», являющейся неким аналогом «Красной звезды» для американских ВМС. В ней утверждалось, что для охраны базы Камрань использовалась «группа специально обученных дельфинов». Они действовали по следующему алгоритму: обнаружив диверсанта, дельфин подавал сигнал своему «тренеру». Получив приказ «атаковать», он выходил в атаку, тыкая во врага прикрепленной на роструме (нос дельфина) специальной иглой-шприцем. Таким образом, в тело пловца вводился яд нервно-паралитического действия. Есть и другое мнение, принадлежащее советской разведке — о вводимом через иглу углекислом газе. От газодинамического удара внутренности человека «разрывались», и диверсант шел на дно.
Что касается методов подготовки боевых дельфинов для таких действий, то американские спецы приучали животных выпрашивать рыбу ударами рострума по туловищу тренера. В боевой обстановке подготовленного таким образом дельфина вооружали баллончиком со сжатым углекислым газом и длинной титановой иглой. Когда «противодиверсионный» дельфин встречал на своем пути плывущего человека, то приближался к нему и, «выпрашивая рыбу», ударял его носом с иглой. В тело диверсанта выбрасывался газ, и тот погибал.
Следует подчеркнуть, что командование ВМС США отказывалось комментировать даже сам факт наличия «программы нейтрализации боевых пловцов». Но в 1972 году на слушаниях Комитета по делам разведки Сената США один из бывших специалистов Научно-исследовательского управления ВМС зоопсихолог Майкл Гринвуд подтвердил факт дрессировки в Центре подводной войны морских млекопитающих специально для «охоты» на людей.
Зато есть детально описаный опыт использования дельфинов и морских львов в ходе испытаний ВМС США новейших противолодочных ракет и другого подводного оружия. Боевые животные искали и маркировали объекты, а морские львы непосредственно участвовали в подъеме со дна ракет и торпед. Впервые такая операция была проведена в 1966 году, а в ноябре 1970 года в испытаниях у острова Сан-Николас боевой части противолодочной ракеты были задействованы три морских льва. Первоначально морским львам не удавалось найти на глубине 60 м боевую часть. Затем возникли проблемы с креплением спецзахвата. Наконец самка морского льва Тёрк со второго раза закрепила захват на объекте. После чего боевую часть подняли на поверхность.
Данный способ поиска и подъема затонувших образцов морского оружия стал стандартным. Для этого на вооружение ВМС принята морская биологическая система «быстрого обнаружения» Mk5 мод.1 (Mk5 mod.1 Quick Find MMS). Она «предназначена для поиска и подъема на поверхность практических торпед, мин и других объектов, заблаговременно снабженных гидроакустическими маячками, с глубин до 150 метров». В ее состав входят две команды по четыре морских льва. Они выполняют непродолжительное погружение и затем «сообщают» оператору о сигнале маячка, установленного на объекте. Если услышали — возвращаются к лодке и нажимают носом специальную резиновую подушечку. После чего к наморднику морского льва крепится захват с длинным линем, который они закрепляют при погружении на обнаруженном объекте. Морской лев должен опуститься на дно, приблизиться к объекту под прямым углом к его продольной оси и толкнуть его захватом. Кривые лапы захвата защелкиваются вокруг корпуса объекта, а сам захват отделяется от намордника. (Сегодня используется зажим без намордника — морской лев просто берет его в зубы.) После контрольной проверки правильности крепления зажима животное всплывает и получает «приз». Объект поднимают на поверхность. За время своего существования «усатые бойцы» успешно выполнили 95% заданий.
А вот использование для глубоководных работ касаток и гринд широкого распространения в ВМС США не получило. Хотя в первой половине 1970-х годов был достигнут интересный результат. Дрессированная гринда обнаружила затонувший объект и закрепила на нем спецзажим подъемного оборудования на глубине 504 м.

Биотехнические системы

Сегодня на вооружении ВМС США, согласно официальным данным, состоят пять биотехнических систем с боевыми морскими млекопитающими. В ВМС США данные системы обозначаются как «морские биологические» (Marine Mammals System), но более правильным будет применение к ним классификации, введенной советскими специалистами — биотехническая система, поскольку в их состав входят не только животные, но и различные технические средства.
Самые востребованные в настоящее время — противоминные системы. Первая из которых — Mk4 мод.0 (Mk4 mod.0 MMS) — включает в себя несколько групп по четыре бутылконосых дельфина. Она предназначена для обнаружения и нейтрализации якорных мин. Система была испытана в 1991 году, а в 1993 году — принята на вооружение.
При поиске мин в заданном районе дельфины периодически подплывают к обеспечивающей операцию лодке. Они сигнализируют операторам о результатах поиска, касаясь сигнального диска в носовой («цель обнаружена») или в кормовой («цель не обнаружена») ее части. При положительном результате дельфину передается подрывной заряд Mk98, который крепится на минрепе якорной мины. Затем дельфин освобождается от него, возвращается к лодке и выпрыгивает из воды на специальную подстилку. После этого оператор с помощью акустического устройства подрывает заряд. В ряде случаев дельфины ставят в месте нахождения мины буй. Затем ее классифицируют и уничтожают другими средствами при помощи водолазов-минеров.
Другая морская биотехническая противоминная система — Mk7 мод.1 (Mk7 mod.1 MMS) — предназначена для поиска донных мин на глубинах 30–100 м. В ее составе «служат» две группы дельфинов по четыре особи. Они единственные в ВМС США, способные обнаруживать заглубленные в слой песка или ила мины. Первые испытания данной системы прошли в 1976 году.
Дельфины доставляются в район операции на быстроходных катерах. Когда обнаруженный объект идентифицируется как мина, там оставляется маркер Mk86 для ориентира водолазам или противоминным подводным роботам. Система в основном используется для расчистки фарватеров, подходов к портам, а также для контрольных проверок результатов траления небольших участков моря минно-тральными силами.
Система активно применялась в Персидском заливе. Две группы по четыре дельфина в 2003 году были переброшены туда на десантном корабле-доке «Ганстон Холл», в специальных надувных пулах. Недавно система прошла «модернизацию». Теперь дельфины могут проводить операции по поиску и уничтожению противодесантных минных заграждений в мелководных районах и полосе прибоя на глубинах 3–12 м.
В состав еще одной противоминной системы с обученными морскими животными — Mk8 (Mk8 MMS) — входят четыре дельфина и подразделения сил специальных операций. Данная система предназначена для применения в скрытных противоминных операциях в мелководных районах, где имеется реальная угроза противодействия противника. В состав сводного противоминного подразделения входят разведывательно-диверсионные группы ССО, разведывательные группы морской пехоты и боевые пловцы отряда обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов с автономными подводными аппаратами. Система принята на вооружение 1-го отряда расчистки минных заграждений в 2003 году и сразу же была переброшена в Ирак. В заданный район дельфины переходят, плывя рядом со специальными лодками — каяками, в которых находятся боевые пловцы и водолазы-минеры. Наиболее известной операцией боевых дельфинов в ходе последней войны в Ираке стала расчистка гавани порта Умм-Каср для обеспечения безопасного подхода к пирсу британского десантного корабля «Сэр Галахед». Две группы по два дельфина были переброшены вертолетами из Кувейта. Всего же американские хвостатые «спецназовцы» вместе со своими «тренерами» проконтролировали в ходе войны до 913 миль водных путей, обследовали 237 объектов и обнаружили почти сотню различных мин.


Несмотря на сложность и большую стоимость специальной военной подготовки, американские ВМС не отказываются от услуг дельфинов — в ряде случаев они просто незаменимы

Остальные две биотехнические системы — противодиверсионные. Они предназначены для борьбы с вражескими боевыми пловцами и имеют обозначение Mk6 и Mk7. Информация по ним всегда была достаточно закрытой. Впрочем, известно, что в 1976 году группа из шести дельфинов, обученных обнаруживать вражеских боевых пловцов и водолазов, была воссоздана в ВМС США и получила обозначение Mk6 мод.1 (Mk6 mod.1 MMS). В октябре 1987 года, во время ирано-иракской войны, группа из шести дельфинов и 25 моряков была направлена в Персидский залив, где восемь месяцев обеспечивала безопасность судоходства (операция «Иарнест Вилл»). Тогда же впервые была обнародована информация о потерях в «личном составе» хвостатого спецназа — один дельфин по кличке Скиппи погиб от легочной инфекции.
В 1991 году во многом под давлением защитников прав животных, командование ВМС США объявило о закрытии программы подготовки «противодиверсионных животных». Впрочем, уже через четыре года систему Mk6 MMS пришлось вновь воссоздать. Дельфинов бросили на защиту южнокорейской базы Пхохан от северокорейских диверсантов (операция «Фридом Бэннер»), а в 1996 году группу использовали для охраны американской ВМБ Сан-Диего.
С той поры о дельфинах — борцах с «людьми-лягушками» информации нет. Зато «засветилась» биотехническая система борьбы с подводными диверсантами Mk7, включающая тренированных для этих же целей калифорнийских морских львов. Именно эта группа была в 2003 году переброшена в Бахрейн с целью обеспечения охраны якорных стоянок кораблей и судов ВМС США. Тогда СМИ наводнили снимки зевающих усатых «спецназовцев», позирующих на фоне бахрейнской базы. В отличие от дельфинов, морских львов тренировали прикреплять к ногам диверсантов специальный зажим, скрепленный с тросом, который крепился к лодке с бойцами противодиверсионного подразделения. Получив от своего питомца условный сигнал, спецназовцы просто выбирали трос вместе с болтающимся на нем пленником.

Удар «Катрины»

В настоящее время в США существуют пять центров ВМС, активно занимающихся подготовкой боевых морских млекопитающих: на мысе Пойнт-Лома (Сан-Диего, Калифония); в зоне Панамского канала; в бухте Канеоха-Бей (Гавайи); на озере Панд-Орей (Айдахо); на мысе Принца Уэльского (Аляска).
Интересные факты, связанные с программой подготовки боевых животных в США, всплыли после урагана Катрина. В прессу просочилась информация о том, что в результате разрушения вольера в море «дезертировали» 36 боевых дельфинов. Это сообщение стало настоящей информационной бомбой и вызвало легкую панику. Впрочем, военным удалось вскоре отловить большую часть боевых дельфинов, однако пикантность ситуации заключалась в том, что в том районе побережья Мексиканского залива — около Нового Орлеана, по официальным данным, не существует никаких объектов ВМС подобного назначения. Откуда «удрали» бутылконосые дельфины? Ответа на этот вопрос так до сих пор и нет.
В общей сложности с момента открытия в 1938 году в США первого океанариума «Мэрин Стьюдиоуз» и по 1980 год американские организации и ведомства отловили для военных и гражданских нужд не менее 1500 живых дельфинов. В 1986 году Конгресс США специальным распоряжением приостановил в отношении ВМС действие Закона о защите морских животных 1972 года и официально разрешил отлов дельфинов «в целях ВМС США». На сегодняшний день на семи специальных базах ВМС США, по официальным данным Пентагона, находятся 115 таких специально обученных животных.

Автор: Владимир Щербаков
Фото из архива автора
Источник

 

 
     
 
 
 
    Яндекс.Метрика
     Copyright © 20012-2017 Солдат удачи