ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ СПЕЦНАЗ МИРА ВООРУЖЕНИЕ ЭКИПИРОВКА ТРАНСПОРТ ОПЕРАЦИИ
 
 
 
 
 

Технологии: Беспилотники против террористов

 
По оценке американских военных экспертов, широкое использование разведывательно-ударных БЛА в боевых операциях по ликвидации боевиков и террористов — а сегодня, по зарубежным данным, вооруженные БЛА, принадлежащие Пентагону и Лэнгли, патрулируют воздушное пространство не менее чем шести стран — позволило существенно сократить время от получения уточненных разведданных и принятия решения на уничтожение объекта до фактического пуска ракеты (пулеметной очереди) с последующим уничтожением цели, а также снизить боевое напряжение личного состава боевых подразделений (бой теперь ведут операторы БЛА, находящиеся на командном пункте, расположенном на значительном удалении от района боевого применения, да еще и в комфортабельных условиях) и сэкономить бюджетные средства.
Анализ осуществляемых ЦРУ и ВС США операций с применением вооруженных БЛА уже несколько лет назад показал, что осуществляются они в рамках некой единой программы или глобальной операции, существование которой американское военно-политическое руководство, впрочем, на протяжении многих лет сначала отрицало, а затем «не комментировало». При этом американские официальные представители всегда подчеркивали, что действия силовых ведомств США в рамках «антитеррористической беспилотной программы», если таковая и имеется, осуществляются в точном соответствии с планом и рекомендациями, разработанными под руководством советника президента США по вопросам борьбы с терроризмом Джона О.Бреннана.
57-летний Джон О.Бреннан — знаковая фигура в американском военно-политическом руководстве, взошедшая, если можно так сказать, на Олимп власти на волне начатой Вашингтоном крупномасштабной войны с международным терроризмом. Именно он стал первым директором созданного в 2004 году Национального антитеррористического центра США, структурно входящего в состав Управления директора национальной разведки и отвечающего за координацию контртеррористической деятельности силами различных ведомств на территории США и за ее пределами. С января 2009 года Бреннан официально занимает должность помощника советника президента США по национальной безопасности по вопросам внутренней безопасности и контртеррористической деятельности, но более известен в качестве главного президентского советника по борьбе с терроризмом. Именно он отвечает за осуществление всего комплекса мер по защите США от террористов и, по данным зарубежных источников, ежедневно докладывает по этому вопросу президенту.
Бреннан хорошо известен крайне жестким отношением к террористам и «врагам Америки» вообще, что неоднократно подтверждал и во время первой предвыборной кампании Барака Обамы. Считается, что именно это помешало ему выдвинуться на пост директора ЦРУ, где он прослужил четверть века, после избрания Обамы президентом сенат вряд ли утвердил бы его кандидатуру. Зато должность помощника президентского советника по национальной безопасности этого не требовала.
За время своей службы в ЦРУ, куда он попал после прочтения рекламного объявления, опубликованного Лэнгли в одном из СМИ, Бреннан «плотно» работал по Ближнему Востоку, Южной Азии, возглавлял отделение в Саудовской Аравии и офис директора ЦРУ (его тогда возглавлял Джордж Тенет), что, вероятно, вкупе с его хорошими аналитическими способностями и послужило причиной назначения его сначала первым директором Центра сбора информации о террористической угрозе, а через год — в августе 2004 года — и первым директором Национального контртеррористического центра. Впрочем, в августе 2005 года он покинул госслужбу и вернулся в правительство только в команде Обамы.
Специалисты считают, что именно Бреннан стал идейным вдохновителем новой контртеррористической стратегии Вашингтона, в рамках которой американские силовые ведомства были переориентированы с ведения противопартизанской войны с «Аль-Каидой» и «Талибаном» в Афганистане, что стало фактически ошибочным повторением действий Советской армии в этой стране в 1980-е годы, на осуществление глобальной операции по уничтожению сначала всех выявленных руководителей террористов, а затем и уничтожение отдельных, наиболее опасных групп боевиков и важных объектов инфраструктуры террористических организаций. В рамках данной операции и осуществляются, под единым руководством, все действия разведывательно-ударных БЛА, подчиненных как Лэнгли, так и Пентагону, проводятся специальные операции с участием подразделений КСО ВС США, а также иные контртеррористические мероприятия, реализуемые США. В итоге за первые два года правления Обамы, по подсчетам специалистов организации «New America Foundation», только в Пакистане количество ракетных ударов с применением БЛА возросло с 36 в 2008 году до 122 — в 2010-м, а беспилотный парк ЦРУ постепенно возрос до 30 машин.


Техник сержант проводит послеполетный осмотр БЛА MQ-9 «Рипер». Кандагар, Афганистан

«В настоящее время мы пытаемся разработать набор стандартов и критериев, выработать процесс принятия решений для управления действиями в рамках борьбы с терроризмом (имеются в виду прямые действия, то есть операции с человеческими жертвами), который позволит нам быть в полной уверенности — вне зависимости от того, где они проводятся, данные действия полностью обоснованны и осуществляются необходимым образом»,— заявил Бреннан в интервью американским СМИ в августе с.г.
Впрочем, в последнее время ряд представителей силовых ведомств и различных спецслужб США на условиях анонимности неоднократно заявляли ведущим американским СМИ, что осуществляющий фактически единоличный контроль за ведением «глобальной войны с террором» Джон О.Бреннан стал, по большому счету, главным «слабым звеном» новой контртеррористической стратегии, поскольку ограничивает других «командиров» в свободе маневра и в разумной инициативе по принятию решения в условиях порой стремительно меняющейся обстановки.
«Он держит карты закрытыми. Если я спрошу о какой-то конкретной карте, то он покажет ее мне, но он не покажет мне все карты, которые находятся у него на руках»,— приводит слова одного из бывших высокопоставленных представителей МО США газета «The Washington Post».
«Беспилотная программа» 
Первым наличие единой глобальной операции по «точечному уничтожению» лидеров террористов, полевых командиров противостоящих группировок, а также групп боевиков и различных важных объектов инфраструктуры признал недавно переизбранный президентом США Барак Обама. Произошло это во время онлайн-конференции 30 января 2012 года, однако и после этого ясности о так называемой «антитеррористической беспилотной программе» не добавилось.
И только несколько месяцев спустя, 30 апреля 2012 года, Джон О.Бреннан официально признал наличие такой программы, общее руководство которой осуществляется даже не военными, а спецслужбами, и дал достаточно исчерпывающие пояснения. Выступая в вашингтонском Международном научном центре имени Вудро Вильсона с докладом «Этика и эффективность контртеррористической стратегии президента» («The Ethics and Efficacy of the President’s Counterterrorism Strategy»), он подтвердил наличие некоего всеамериканского плана по уничтожению «ведущих специалистов» различных террористических организаций, а также отдельных групп боевиков и мест хранения оружия и разного снаряжения с применением вооруженных БЛА и групп КСО ВС США. Причем зона, которую покрывает данная программа, отнюдь не ограничивается Афганистаном, Ираком и Пакистаном, а включает также Йемен, Ливию, Сомали и «любые иные районы», где могут находиться террористы, занесенные американцами в «черный список» (включая даже Филиппины и Индонезию).
В своем выступлении Бреннан дал резкую отповедь противникам «избирательного уничтожения террористов» при помощи БЛА, подчеркнув, что это позволило не только сохранить жизни множества американских военнослужащих, но также существенно снизить количество жертв среди мирного населения.
«Ввод крупных контингентов наземных сил сыграет на стороне «Аль-Каиды» — подвергнет нас риску оказаться втянутыми в долгую, тяжелую войну, которая подорвет наши финансовые возможности, усилит антиамериканские настроения и создаст новое поколение террористов»,— заявил Бреннан. При этом он подчеркнул: «Мы даем ход только конкретной операции, направленной против конкретного человека, если у нас есть высокая степень уверенности в том, что этот человек — террорист, которого мы преследуем. Это очень высокая планка».
Впрочем, говоря об «индивидуальных» целях, Бреннан обошел все увеличивающиеся случаи применения БЛА против групповых целей, когда отсутствуют точные данные о входящих в эту группу людей, или же против целей, классифицируемых как объекты инфраструктуры террористов (базы, тренировочные лагеря, склады и пр.). Данные удары получили в США название «signature strikes», причем именно в апреле, как утверждают источники газеты «Los Angeles Times», Вашингтон дал официальное разрешение на проведение таких ударов в Йемене.
Не упомянул Бреннан ничего и о том, кто же конкретно отдает приказ на применение вооруженных БЛА против «конкретной» цели, а также о том, существуют ли утвержденные процедуры принятия такого решения и каким «параметрам» должен отвечать «конкретный террорист», чтобы удостоиться сомнительной чести стать жертвой «бесчеловечного бойца». Хотя у противников данной программы вызывает резкое неприятие сама возможность того, что кто-либо в американском военно-политическом руководстве, включая даже президента, получает право в «закрытом режиме», без суда и следствия решать судьбу человека, пусть и заподозренного в терроризме.
В частности, 28 октября 2009 года специальный представитель ООН Филипп Олстон, известный в мировом сообществе юрист и специалист по правам человека — профессор Юридической школы Нью-Йоркского университета и сопредседатель Центра по вопросам прав человека и международной юриспруденции данной школы, представил на Генеральной ассамблее ООН доклад, в котором утверждал, что практика применения БЛА для физического устранения террористов должна рассматриваться как нарушение международного законодательства в данной сфере, а Вашингтону следует представить соответствующие гарантии и механизм контроля за такими операциями.


Первый прототип БЛА «Эвенджер» во время летных испытаний

Совсем недавно, в конце октября 2012 года, выступая в юридической школе Гарвардского университета, специальный докладчик ООН по вопросам борьбы с терроризмом и по правам человека Бен Эммерсон заявил, что в начале следующего года он совместно с Кристофом Хейнсом, специальным докладчиком ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях, приступит к изучению всех обстоятельств применяемой США и другими государствами практики уничтожения террористов, боевиков и других лиц с применением БЛА, в ходе которой происходит внесудебное уничтожение подозреваемых. По результатам работы в Женеве будет представлен специальный доклад по данному вопросу. Свое решение заняться данной проблемой Эммерсон объяснил тем, что администрация президента Обамы не желает сотрудничать с международными организациями по вопросу так называемой «антитеррористической беспилотной программы» и не предоставляет никаких данных по этому вопросу.
Однако действия Белого дома критикуют и американские политики. Так, 27 октября с.г. газета «The Washington Post» опубликовала статью Курта Волкера, с июля 2008 года по май 2009 года занимавшего должность постоянного представителя США при НАТО, а сегодня являющегося исполнительным директором Института международного управления (лидерства) имени Маккейна при Аризонском государственном университете и старшим советником Атлантического совета США (один из ведущих «мозговых центров» Америки), в которой подверг критике «беспилотную программу».
«Существует четыре основных проблемных момента, связанных с излишне большим упором на применение «беспилотников»,— указывает Волкер. — Во-первых, моральный аспект. В результате ударов американских «дронов» убито больше людей, чем содержится в тюрьме Гуантанамо. Можем ли мы быть уверены в том, что среди них не было невинных жертв? Те, кто находится в Гуантанамо, по крайней мере, имеют шанс доказать свою невиновность … и выйти на свободу… Тех же, кто погиб в результате ударов «беспилотников», не важно, кем они были на самом деле, уже не вернуть никогда.
Во-вторых, последствия. Опора США на ударные «беспилотники» дает возможность нашим противникам назвать нашу страну удаленным высокотехнологичным аморальным поставщиком смерти. Это усиливает сопротивление, ускоряет вербовку террористов и удаляет от нас тех, кого мы могли сделать нашим союзником. Удары «дронов» могут нанести урон террористическим организациям, но не смогут решить стоящую перед нами проблему терроризма. На самом деле применение «беспилотников» может продлить ее… и поставить под угрозу еще большее количество жизней американских граждан.
В-третьих, наша монополия на «беспилотную войну» не бесконечна. Другие страны, начиная с наших европейских союзников и заканчивая Россией, Китаем и Ираном, развивают беспилотную авиатехнику — пока для ведения разведки, но вскоре они могут применить ее и в качестве ударного средства. Что мы скажем, если другие начнут уничтожать своих противников при помощи «дронов» — либо на своей территории, либо за ее пределами?
Наконец, это вопрос национальной идентичности — кем мы хотим стать как нация? Страной, постоянно имеющей открытый список жертв? Страной, где люди идут в офис, выполняют пару убийств и спешат домой на ужин? Страной, которая отдает приказ своим служащим в центрах высокотехнологичных операций убить людей на другой стороне планеты только потому, что какое-то государственное агентство считает их террористами?».
Впрочем, далее Курт Волкер указывает: сказанное отнюдь не означает, что США должны отказаться от практики применения БЛА для точечных ударов. По его мнению, речь идет лишь о необходимости «выработки стандартов и процедур, которые будут носить сугубо оборонительный характер».
В ответ на статью Волкера в редакцию газеты буквально хлынул поток писем, наибольший интерес из которых представляет письмо Джеймса Ф.Джеффри, работавшего в администрации Обамы послом в Ираке и Турции, в администрации Джорджа Буша-младшего — в должности заместителя советника по национальной безопасности и посла в Албании, а сегодня сотрудничающего с Вашингтонским институтом по вопросам ближневосточной политики.
«Будучи одним из тех, кто имел отношение к операциям «беспилотников», я был весьма огорчен критикой со стороны посла Курта Волкера, — пишет Д.Ф.Джеффри. — Начну с обвинений в аморальности. «Беспилотники» имеют особые политические и оперативные цену и выгоду, но они являются всего лишь одним из видов силы. Когда мы сделали «дроны» новым видом силы, мы должны были применить к ним определенные правила. Мистер Волкер попытался это сделать, но выбрал неверный путь. …Доктрина Пауэлла совершенно не подходит к рейдам и специальным операциям, проводимым против государств-изгоев и негосударственных образований. Таким как защита американцев от пиратов, уничтожение Усамы бен Ладена или бомбардировка Ливии в 1986 году. Подобное быстротечное применение силы имеет свои риски и правила. Применение «дронов» должно подчиняться им — ни больше, ни меньше».
Весьма интересное мнение высказал и Дэвид Паркер, проходивший службу в ЦРУ с 1985 по 1993 год: «Уничтожая террористов вместо того, чтобы захватить их, что, конечно, является более трудной задачей, Соединенные Штаты лишают себя важной развединформации, которая помогла бы предотвратить будущие терракты. Бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ Хосе Родригез (бывший начальник Национальной секретной службы ЦРУ и заместитель директора ЦРУ по операциям. — Прим. В.Щ.) и ряд других специалистов ясно говорили об этом… Наша страна получит больше выгоды, захватив этих людей, а не просто убив их».
Новые базы и новые БЛА 
Пока специалисты международных организаций готовятся к тщательному изучению применения ударных БЛА в Афганистане и Пакистане, акцент в американской «антитеррористической беспилотной программе» начинает смещаться в сторону Аравийского полуострова и Африки — на роль приоритетных районов таких операций, в которых также принимают участие самолеты ВВС и группы ССО ВС США, постепенно выходят Йемен и Сомали, где активизировались исламские радикалальные группировки. При этом в качестве главной базы для флота «роботов-убийц» и подразделений спецназа в Вашингтоне решили использовать Джибути: спецназ стал действовать отсюда с 2001 года, а вооруженные БЛА, подконтрольные ЦРУ,— с ноября 2002 года (первой жертвой стал как раз упоминавшийся в начале материала аль-Харети). Также используются базы в Эфиопии, Сомали, Кении и на Сейшелах, есть данные о наличии секретной базы БЛА «Предейтор», подчиненных ЦРУ, и на территории Саудовской Аравии.
Предпринимают американцы и усилия в направлении совершенствования парка разведывательно-ударных БЛА. Так, на смену «Риперу» специалисты компании «Дженерал Атомикс Аэронотикс Системс» уже разработали более совершенный БЛА типа «Эвенджер» (Avenger, «Мститель») или, как его еще называют в компании-разработчике, «Предейтор С» (Predator C). Опытный БЛА нового типа совершил первый полет 4 апреля 2009 года, его закупочная стоимость составит порядка 12–15 млн. долларов. «Мститель» имеет стреловидное, 17° по передней кромке, крыло размахом 20,11 м, длину около 13,4 м и оснащается турбореактивным двигателем Pratt & Whitney PW545 B тягой 17 кН. Практический потолок — 15240 м, продолжительность полета — не менее 18–20 часов, а при установке в бомбоотсеке дополнительного топливного бака — на 2 часа больше, крейсерская скорость полета — около 740 км/час, максимальная взлетная масса — 7167 кг, масса топлива — 4082 кг, а максимальная масса полезной нагрузки — порядка 2948 кг (в том числе 1588 кг — внутри фюзеляжа).


«Эвенджер» – перспективный разведывательно-ударный БЛА для ВС США

БЛА «Эвенджер» создан с широким использованием технологий малозаметности (применено радиопоглощающее покрытие, снижен уровень «выхлопа» двигателя и пр.), а также оборудован внутренним отсеком для различного оборудования и, вероятно, авиационных средств поражения, которые также могут размещаться на шести внешних узлах подвески: УР «Хеллфайр» или УАБ GBU-24 «Пэйвуэй III», GBU-31 JDAM или GBU-32/GBU-38 JDAM, GBU-12/49, GBU-16/48 и GBU-39. В состав его БРЭО входят многорежимная РЛС с синтезированной апертурой луча «Линкс», комплекс радио- и радиотехнической разведки, а также оптико-электронная прицельная система ALERT, разработанная для истребителя F-35 «Лайтнинг II». По утверждению разработчика, наземная станция управления и система техобслуживания у БЛА — аналогичны применяемым на БЛА «Предейтор» и «Рипер», исключая обслуживание двигателя.


БЛА MQ-9 «Рипер», вооруженный УАБ GBU-12 «Пэйвуэй II» и AGM-114 «Хеллфайр»

В декабре 2011 года командование ВВС США объявило о том, что принято решение направить опытный БЛА «Эвенджер» в Афганистан — для оценочной эксплуатации в «боевых условиях». При этом, правда, было указано, что БЛА будет выполнять только разведывательные и исследовательские задачи. В то же время 12 января 2012 года в воздух поднялся второй опытный БЛА «Эвенджер», в ходе испытаний были подтверждены все расчетные летно-технические характеристики нового беспилотника. Отличительной особенностью второго прототипа стал удлиненный на 1,2 м фюзеляж, что позволило разместить на борту аппарата больше полезной нагрузки и топлива. К началу 2013 года к программе летных испытаний должны присоединиться третий и четвертый прототипы «Эвенджера», который рассматривается командованием ВВС США в качестве «Рипера» следующего поколения».

Автор: Владимир Щербаков

Источник

 

 

     
 
 
 
    Яндекс.Метрика
     Copyright © 20012-2017 Солдат удачи