ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ СПЕЦНАЗ МИРА ВООРУЖЕНИЕ ЭКИПИРОВКА ТРАНСПОРТ ОПЕРАЦИИ
 
 

 

 

 
 
 










 
 

Законно вне закона

Если Вы планируете вкусить приключений на тропе войны, то освежите в своей памяти законы

 
Хотите стать наемником и подзаработать деньжат? Мечтаете о приключениях в экзотических странах? Тогда, прежде чем отправиться в путь, вспомните о судьбе Даниэля Герхарта. Это имя ничего вам не говорит? Что же, мы вам напомним...

1985 год. Джон Мэнкс (с автоматом «Узи» в руках) и Джек Томпсон (в маске), инструкторы-наемники учебного центра контрас в Никарагуа. Если бы они попали в плен к сандинистам, эти ребята наверняка были бы казнены. Фото: Топаз Сотни американцев служили а 70-х и 80-х годах добровольцами в частях вооруженных сил Родезии, а также (как эти четверо на снимке) работниками охраны в частных агентствах и на фермах богатых белых родезийцев. Фото: Р.К.Браун

Однажды Герхарт, ветеран войны во Вьетнаме, живший в штате Мэриленд, поместил объявление в одном из номеров журнала «Солдат удачи», предлагая свои услуги в качестве наемника. Ему повезло — объявление не осталось незамеченным, и вскоре он оказался в Анголе, в отряде под командованием некоего Холдена Роберто, воевавшем на стороне ФНЛА (Фронта Национального Освобождения Анголы) против правительственных войск. Однако на этом полоса удач для Герхарта закончилась.

В середине февраля 1976 года отряд Герхарта попал в засаду. Герхарт и еще два американца (Густав Марчелло Грилло и Гэри Анкер) были взяты в плен, обвинены в совершении преступления путем «наемничества» и вместе с 10 ранее попавшими в плен искателями приключений из Англии предстали перед устроенным ангольскими властями показательным судом. Наемники-неудачники были обвинены также в краже, изнасиловании, порче государственного имущества и участии в вооруженной борьбе против ФАПЛА — военного крыла правящей в Анголе промарксистской МПЛА-Партии Труда.

Безусловно, изнасилование и кража — уголовные преступления, которые преследуются по закону в любой стране мира. Однако в 1976 году не существовало никаких писаных законов (ни международных, ни ангольских), которые запрещали бы человеку в военной форме принимать участие в боевых действиях за плату.

Чтобы придать видимость законности выдвинутым ими обвинениям, власти Анголы ссылались на резолюции, принятые в различных странах Африки по вопросу использования наемников. На следствии обвиняемые признали, что они добровольно вступили в вооруженные силы ФНЛА. Однако суд постановил, что они не являются «обычными военнопленными» и как таковые не попадают под действие Женевской Конвенции 1949 года, устанавливающей правила обращения с военнопленными (имеется в виду заключенный в Женеве 12 августа 1949 года «Международный Гуманитарный Закон о Вооруженных Конфликтах»).

Еще за несколько дней до начала суда все 13 наемников были публично признаны виновными министром информации МПЛА д-ром Луисом де Алмейда, заявившим: «Нет никакого сомнения, что подсудимые виновны. Вопрос лишь в том, какое наказание они понесут». Как выяснилось позднее, четырем обвиняемым уже тогда был уготован смертный приговор.

Даниэль Френсис Герхарт и три англичанина — полковник Тони Каллан (находившийся в Анголе под именем Косташа Жорио), Джон Дерек Баркер и Эндрю Гордон МакКензи — были признаны «народным революционным трибуналом» виновными и приговорены к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в столице Анголы Луанде 10 июля 1976 года.

1986 год. Американские наемники расслабляются посреди Атлантического океана на борту судна, направляющегося к берегам Африки. Планировавшееся свержение прокоммунистического режима в Гане так и не состоялось — эти трое парней и еще 5 их коллег попали на «отсидку» в Бразилию. Фото из архива журнала «Солдат удачи»

Что касается полковника Каллана, то он заслужил свое наказание, ибо лично убил нескольких ангольских гражданских лиц, нескольких солдат-ангольцев, а также 11 наемников-англичан. Остальные же обвиняемые ничего преступного не совершали. Густав Грилло, Гэри Аккер и семь остальных англичан были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Грилло получил 30 лет тюрьмы, а Аккер — 16 лет.

Казнить или миловать

Судьба Герхарта, казненного не за свои действия, а за свой статус, является лишним подтверждением того, что сам факт добровольной службы в законном воинском формировании (а ФНЛА так же законно, как ФАПЛА) не является еще гарантией защиты по Женевской Конвенции.

Как это ни печально, но факт: показательное судилище над Герхартом и его казнь ускорили появление в международном законодательстве определения наемничества в том виде, в каком оно существует по настоящее время. До происшедшего в Анголе в 1976 году такого определения не существовало — предполагалось, что пленные наемники имеют такой же статус, как и «обычные» военнопленные. Согласно существовавшим до этого международным законам (в частности, упоминавшейся выше Женевской Конвенции), наемник, в случае захвата его в плен вооруженными силами суверенного государства, мог рассчитывать на такое же к себе отношение, как и обычный военнопленный. Появление же на свет так называемого Женевского Протокола 1977 года (который большинство стран Запада отказались ратифицировать) в корне изменило положение.

Женевская Конвенция подверглась существенным изменениям с добавлением к ней в 1977 году нескольких новых протоколов. Один из них — Протокол [, согласно которому наемником считается любой человек, принимающий с оружием в руках участие в войне в стране, с которой государство, гражданином которого он является, не находится официально в состоянии войны. А в Статье 47 этого Протокола говорится буквально следующее: «Наемник не имеет права считаться участником боевых действий или военнопленным».

Итак, если ты наемник, забудь о правах военнопленного. Заметим, однако, что Статья 47 не превращает наемника в преступника, а лишь лишает его права рассчитывать на обращение с собой как с военнопленным.

Признанное в международном масштабе, новое определение коренным образом изменило юридические права, которыми формально обладают по международному законодательству попавшие в плен наемники.

Это может показаться нелогичным. Однако кто сказал, что законы всегда и везде — образец логики? Кто является наемником, а кто нет, в разных странах определяется по-разному. В большинстве стран мира наемников не очень-то жалуют. Однако правительства некоторых стран в вопросах, связанных с наемничеством и наемниками, ведут себя лицемерно и так, как это им политически выгодно в тот или иной момент. Например, Нигерия при обсуждении Статьи 47 выступила за лишение наемников-пленных всех прав и в то же самое время сама прибегла к услугам наемников (южноафриканских и египетских летчиков) во время войны в провинции Биафра в конце 60-х годов. А то самое правительство Анголы, по указке которого в 70-х годах были казнены Герхарт и его товарищи, в 1992 году использовало белых наемников из Южной Африки для охраны и обороны одного из нефтеперерабатывающих заводов.

Если говорить более точно, то согласно той же Статье 47 человек, поступивший на службу в вооруженные силы иностранного государства (будь то за денежное вознаграждение или по любым иным мотивам), не должен называться наемником ни в одной стране, ратифицировавшей Протокол 1. Подчеркнем еще раз: Статья 47 не объявляет наемничество преступлением, а только лишает наемника права на обращение с собой как с обычным военнопленным. Более того, в этой же статье говорится, что человек не является наемником, если он в другой стране поступил на службу в любое участвующее в вооруженном конфликте военное формирование.

Несмотря на то, что Статья 47 лишает попавшего в плен наемника права на обращение с собой как с участником боевых действий или военнопленным, международное право требует, чтобы в своей законодательной и судебной практике страны исходили из положений Женевской Конвенции, независимо от того, подписали они ее или нет.

1963 год. Американский инструктор Педер Лунд, ветеран войны во Вьетнаме, обучает солдата сальвадорских правительственных войск общению с легким пулеметом М60.

И все же в новых протоколах есть положения, хоть как-то защищающие права попавших в плен наемников. Так, в Статье 75 Протокола I говорится, что человек, захваченный в плен участвующей в вооруженном конфликте стороной, хотя и лишается полагающихся ему по Женевской Конвенции льгот для военнопленных, в любом случае имеет право на человечное обращение с собой. Тем самым устанавливаются основополагающие нормы обращения с любым человеком, захваченным в плен суверенным государством во время вооруженного конфликта на его территории.

Командир действовавшего в Конго отряда «Коммандо 5» Майи Хоаре — один из самых знаменитых «Диких Гусей» XX века. Это он однажды сказал: «По-моему, солдат-наемник, мечтающий только о том, чтобы получить причитающиеся ему за работу деньги, просто сумасшедший». Фото из архива журнала «Солдат удачи»

Но и это еще не все — согласно самой Женевской Конвенции попавший в плен наемник имеет право рассчитывать на обращение с собой как с членом «вооруженного военного формирования». Не далее как весной 1992 года мне самому было предоставлено такое «право».

«Вы будете получать 300 немецких марок в месяц. Давайте сюда ваши паспорта, мы позаботимся о том, чтобы вам были выданы удостоверения личности армейского образца», — сказал хорватский полковник. Но я и мой товарищ не хотели вступать в хорватскую армию как таковую, и уж мы совсем не имели никакого желания отдавать кому-то свои паспорта. Будучи американцами, мы знали, что, захвати нас сербы в плен, они сразу прикончат нас как иностранных наемников, и никакое удостоверение личности нам не поможет. Мы знали, конечно, что Югославия ратифицировала Протокол I. Сербия, как часть новой Югославии, обязана (по крайней мере, согласно международному праву) соблюдать положения Статей 47 и 75 этого протокола. Однако очень непохоже, чтобы сербское руководство собиралось делать это. Что уж говорить о простых «четниках», как называют добровольцев из республики Сербия, воюющих в самопровозглашенной Сербской Республике Краина. Те просто посмеялись бы при одном упоминании о каких-то там протоколах, прежде чем отрезать нам нос, уши или еще более важную часть тела.

Пытаясь объяснить хорватскому полковнику, что здесь какое-то недоразумение и мы не имеем права отдавать свои паспорта, мы сослались на какой-то пункт специального закона США, регулирующего порядок экспатриации лиц, завербовавшихся на службу в армию другого государства. Изумленный полковник заявил, что никогда не слышал о существовании такого пункта, но раз так — мы можем оставить свои паспорта при себе.

Имея паспорта на руках, мы могли при необходимости достаточно просто дать деру из Хорватии — граница Словении была всего в нескольких километрах от места боев в районе Винковичи, и мы были в достаточно хорошей форме, чтобы добраться до нее пешком.

Когда я позднее поступил на службу в ХВО («Хорватскую Военную Организацию», не подчиненную командованию хорватской армии и действующую самостоятельно), мне выдали удостоверение военного образца, в котором я значился как «инструктор». Хотя это вряд ли бы мне помогло — захваченных в плен членов ХВО сербы обычно подвергали истязаниям и пыткам, а потом убивали. Какие уж там Женевские Соглашения... Мне также известны случаи, когда мусульмане пытали и убивали воевавших на их же стороне наемников-англичан, имевших при себе удостоверения вооруженных сил боснийских мусульман. Так что в конфликтах, где последнее слово принадлежит какому-нибудь ополченцу с ружьем в руках, вряд ли можно вести речь о соблюдении цивилизованных законов.

Наверное, только страны Западной демократии да еще пара-другая цивилизованных стран берут на себя труд с уважением относиться к международному праву. Законы ведения войны соблюдаются только в том государстве, народ которого, захватив вас в плен, способен действовать по этим законам.

Женевская Конвенция со всеми ее дополнительными протоколами и статьями — пустой звук для вояки-оборванца из какой-нибудь банановой республики Третьего мира, тычащего в тебя автоматом. Да он и слыхом не слыхивал о таких вещах. Он знает лишь то, что ему долго и упорно вдалбливали в голову обо всех этих заколачивающих деньги американских наемниках-гангстерах, творимых ими зверствах и так далее в том же духе. В такой ситуации нужно думать лишь о том, как бы остаться в живых, а не о том, чтобы тебе не намяли бока — вряд ли стоит вступать в дискуссию о тонкостях международного права в момент, когда на тебя в упор смотрит дуло готового выстрелить «Калашникова».

1964 год. Белые наемники принимают участие в боях на стороне правительственных войск против прокоммунистических мятежников в городе Стэнливиль (ныне Кисангани, Заир). Мятеж в Конго произошел до того, как было принято признанное ныне в законах большинства стран определениепонятия «наемник». До 1977 года попавшие в плен наемники могли еще рассчитывать на то, что с ними будут обращаться как с военнопленными. Фото: ДП/Уайд Уорлд

Последнее желание?

Только в странах Западной демократии возможно соблюдение положений Женевской Конвенции и дополняющих ее Протоколов. Безусловно, что наемник, захваченный в плен даже в той стране Запала, которая не подписала Конвенцию, может рассчитывать на более гуманное обращение, чем в любой стране Третьего мира, поставившей свою подпись под Протоколами 1977 года.

Если ты имел несчастье попасть в плен в какой-нибудь стране Третьего мира, тебя будут в пропагандистских целях показывать по телевидению (как показывали американских военнопленных в Северном Вьетнаме или пленных наемников в Анголе). Тебя будут пытать, над тобой устроят показательный процесс или отдадут под суд военного трибунала, приговорят к смерти и в конце концов казнят, если только твое родное государство не сможет вытащить тебя из беды. В таких странах правосудие, если таковое вообще там существует, чаще следует букве закона, чем его духу.

В большинстве случаев против тебя будет выдвинуто всеохватывающее обвинение в совершении «преступлений против человечности» и жестоком убийстве мирных граждан (и неважно, что эти самые «граждане» были в военной форме, держали в руках оружие и стреляли в тебя). А если ты почему-то окажешься опасным для власть предержащих, вполне возможно, что ты не удостоишься и видимости суда. Ты просто исчезнешь, и в ответ на свои запросы посольство твоей страны будет получать ответы типа «умер от ран» или «убит при попытке к бегству». А может быть, тебя просто сразу поставят к ближайшей стенке, и... пошла к черту вся эта дипломатия и международное право.

Американские искатели приключений должны знать о существовании еше одного закона. Это — так называемый «Закон о нейтралитете», который запрещает вербовку наемников и наемничество на территории США. Нарушение этого закона грозит виновному штрафом до 1000 долларов и/или тюремным заключением сроком до 3 лет.

В последние полтора десятка лет было несколько случаев, когда федеральным властям США пришлось расследовать дела, так или иначе связанные со статусом наемников. Вспомним дело 10 белых наемников-расистов, предпринявших в мае 1981 года неудачную попытку совершить военный переворот в Доминиканской Республике, или дело 14 наемников под предводительством бывшего агента Таможенной службы США Томми Денли, которые планировали отправиться в Суринам и свергнуть там правительство полковника Дези Бутерзе. Кроме того, известно, что 8 американских наемников отбывали тюремное заключение в Бразилии за участие в попытке свержения правительства Республики Гана.

Раз уж мы заговорили об американских законах, то стоит сказать, что в свое время Конгресс США принял законодательный акт, согласно которому любой гражданин США, поступивший на службу в иностранную армию без предварительного на то письменного согласия Государственного Секретаря и Министра Обороны США, автоматически лишается американского гражданства. Правда, Верховный Суд постановил, что американец не может быть лишен гарантированного Конституцией США гражданства по законодательному акту, принятому Конгрессом. Так что если конгрессмены хотят добиться своего, они сначала должны принять соответствующую поправку к Конституции. Насколько мне известно, до сих пор ни один американец не был лишен гражданства по обвинению в нарушении вышеупомянутого закона.

Итак, если Вы планируете вкусить приключений на тропе войны, освежите в памяти законы. И помните также о том, что случилось с Хоумером Филлипсом по прозвищу «Животное». Напомнить?

Филлипс (закончивший, между прочим, специальный центр подготовки наемников) — один из тех 14 парней, которые признали себя виновными в попытке свержения правительства Суринама. Как писал журнал «Ньюсуик» в ноябре 1986 года «...по словам его друзей, после суда Филлипс начал получать еще более заманчивые предложения, чем те. на какие он мог рассчитывать, когда был простым вышибалой в городе Харрисбург, штат Миссури». Чем не доказательство того, что хотя профессия наемника и связана с риском потерять свое гражданство, она в один прекрасный момент может принести Вам удачу?

Роберт Кротт — бывший офицер войск специального назначения США и командир взвода 117-й механизированной пехотной дивизии армии США. Роб — один из постоянных авторов журнала «Солдат удачи». Он работал в Сомали, странах Восточной Европы и Центральной Америки, Корее и Кении.

Автор: Роберт Кротт   

Солдат удачи (№2) 10/1994